Главная страница
Новости
Диски
Рецензии
Синглы
Бутлеги
Концертники
Видео
Другие
Состав
Lemmy
Larry Wallis
Eddie Clarke
Phil Taylor
Brian Robertson
Pete Gill
Mick Burston
Phil Campbell
Mikkey Dee
Хронология
Статьи, интервью
Даты туров
Тексты песен
Гитарные табулатуры
Записи
Каверы
Видеоклипы
Фотографии
Фэны
Опрос
OS Issues
Ссылки
 
Motorhead магазин
 
Motorheadbangers форум
Гостевая книга
Чат
Поиск
 
Об авторе
English language

Реклама на сайте.

Motorhead articles...

Интервью с Mikkey Dee


Интервью Marko Syrjala
Запись Alison Dahmen

Mikkey Dee

Это интервью с барабанщиком Motorhead - Mikkey Dee. Мы оставляем всё, как есть, безо всякой цензуры. Наше мнение может не совпадать с мнением Mikkey, так что если вас заденут эти откровенные высказывания - мы тут ни при чём!!

Mikkey Dee: Говорить будем по-английски или по-шведски?

Marko Syrjala: По-английски, пожалуй. Это проще … для записи.

MD: Перевод, да. [они замечают постер, или знак, или ещё что-то относительно Backstreet Boys] Святые дерьмовые мальчики, их саунд похож на стук по хорошей чугунной башке. [смех] Dog Face Boys. The Dog Shit Boys. Дерьмовозы собачьи.

MS: Имел я это дерьмо. Это действительно крутая лажа.

MD: Может, Девочки Кошачьих Какашек?

MS: Типа Алиса Купер. Ну ладно. Итак, ты играешь в Motorhead 10 лет.

MD: 11.

MS: Ну и как ты оцениваешь текущую ситуацию в команде?

MD: Как всегда - хорошо. Не могу сказать, что всё точно так же, как и 10, и 11 лет назад, но это всё очень стабильно, это всё очень весело, мы играем очень хорошо, мы продолжаем выпускать хорошие записи, у нас - хорошие времена. Думаю, всё прекрасно. Так хорошо, как можно себе представить, при непрерывных гастролях. Я полагаю, у нас всё олрайт.

MS: Значит, не скучаете.

MD: Нет, напротив. Я думаю, что фактически мы добиваемся большего успеха, чем когда-либо. Отчасти оттого, что мы продолжаем делать хорошие песни и хорошие альбомы, отчасти оттого, что интерес к хард-року в большинстве стран вновь растёт.

MS: Что относительно нового альбома, Hammered? Какие вещи из него больше всего нравятся лично тебе? Я знаю, что вы сделали видео на "Brave New World," и я знаю, что это не твоя любимая песня...

MD: Напротив, она одна из моих любимых.

MS: В самом деле?

MD: Да, это одна из моих любимых вещей на этом альбоме. Вообще, этот альбом меня самого немного удивил. Потому что когда мы сочиняли эти песни (обычно мы с Филом сочиняем почти всю музыку, как тебе, наверное, известно, а Lemmy пишет все тексты, и затем мы соединяем всё в кучу), так вот когда мы написали эти песни, я подумал, что они будут супер-клёвые. А когда мы стали их записывать, скажем, на полпути работы, я решил, что это будет самым дерьмовым альбомом из всех, что мы сделали. Эти песни вроде как вышли из-под контроля. Но в конце работы всё вернулось на место и они оказались очень и очень неплохи.

MS: Они несколько отличаются от того, что вы сделали в прошлый раз. Например, первые три песни, они более...

MD: Мелодичны.

MS: Да, более мелодичны, более рок'н'ролльны, более в традиции…

MD: Мелодичнее, темнее, блюзовее, роковее, чем прежде. We are Motorhead прежний альбом, был экстремально тяжёл. быстр и агрессивен, а новый - не такой. Он больше близок к ранним работам. Его надо слушать раз десять прежде, чем он понравится вам. We are Motorhead, вы слышите его в первый раз и думаете, "Да, да, это - Motorhead, я признаю это". Но то, что требует большего времени, чтобы принять это, и живёт дольше. Мне кажется, We are Motorhead один из лучших альбомов, что мы сделали, и следующий за ним вырастет до того же уровня. Но не сразу. Почему? Я не знаю. Мы с Филом прилетели в L.A. 10 сентября и писали эти песни в траурный месяц. Наверное, это имело некоторое отношение к настроению этого альбома, я не знаю. Я потом думал об этом. Этот альбом какой-то капризный. И вещей, написанных Lemmy, это касается в той же степени.

MS: Похоже на то. Я даже могу сказать о точках соприкосновения с 70-ми годами.

MD: Хм-хм.

MS: Правда, что вы не делаете демо перед студийной работой?

MD: Никогда. Мы сочиняем и сразу записываем. Четыре-пять недель у нас с Филом уходит на сочинение песен и затем - студия.

MS: У вас остаётся много неиспользованного материала?

MD: Нет, никогда, ничего. Ни одного рифа! Часто другие группы имеют в заначке какие-то рифы, по той или иной причине не пошедшие в дело, но с Motorhead'ом такое не проходит.

MS: Так что вы не собираетесь выпускать " Лучшее из B-сторон "?

MD: Нет. У нас даже и нет ничего подобного.

MS: Но вы же репетируете прежде, чем входите в студию?

MD: Конечно, прежде, чем мы начинаем записывать что-то, мы должны знать это. Единственный метод Motorhead'a состоит в том, что мы сочиняем песни, и если они нам нравятся, мы сразу включаем их в альбом. Если что-то не получается, мы отвергаем это немедленно. Много групп записывают песни, затем шестью месяцами позже возвращаются и переделывают их, затем через два месяца они меняют текст... Всё это не работает с Motorhead. Наши альбомы очень непосредственны. Что мы чувствуем сегодня, вы получите завтра. И это не будет то, что мы чувствовали год назад. Альбомы, записанные с разницей в несколько месяцев, будут очень различны, и это то самое, что хранит Motorhead в движении. Если мы сядем анализировать то, что собираемся сделать, это не будет правдивым, и, наверное, вы услышите это на альбоме. Вы могли бы получить больше "Моторхеда" для большего количества людей, но не сможете получить честность группы.

MS: OK, Overnight Sensation был для тебя первый альбом в Motorhead, как в группе с тремя участниками. Действительно ли это было отлично от предыдущих работ, где был ещё Wurzel?

MD: Он много сделал. Ему принадлежат некоторые великие рифы. Я должен сказать, что люблю то, что сделал Wurzel. Wurzel, я всегда говорил, был больше Motorhead, чем я, Phil и Lemmy, вместе взятые. Знаешь, он был настоящим Моторхедером. Он сочинял супер-хардовые песни и рифы, и я иногда скучаю по нему. Потому что мы с Филом частенько пишем не то чтобы мягче, но как-то музыкальнее, что-ли, там, где Wurzel был очень прост, прям и тяжёл. У него вообще не было ничего сложного. Это было чертовски гениально. Так что я порой скучаю, да. Но не стало труднее, когда он ушёл, стало легче. Легче, потому что Wurzel не был счастлив в группе. А иметь в команде человека, кто не едет с вами в автобусе, не проводит вместе время... Мы не были врагами или типа того, мы были друзья, просто он не наслаждался больше Motorhead'ом. Он потерял всё это. Иметь что-то подобное в группе - нелегко.

MS: Вы видитесь с ним?

MD: Да, да, мы всегда видимся с ним в Лондоне, так что, знаешь, всё отлично. Он очень счастлив. Я не знаю, как сегодня, спустя несколько лет, возможно он сожалеет, но когда он ушёл, он был счастлив. Это к лучшему, потому что он знал, что дело близится к его увольнению, и ушёл прежде, чем это случилось.

MS: Ты знаешь, что он делает сегодня?

MD: Нет, он ничего не делает, действительно.

MS: Он нигде не играет?

MD: Нет. Насколько я знаю, нет.

MS: Он пробовал делать сольник.

MD: Он сделал. Offf! Это ужасно.

MS: А у тебя есть планы относительно сольника?

MD: Да.

MS: Что за планы? Обычно участники команд делают что-то отличное от группы.

MD: Я не собираюсь использовать материал Motorhead.

MS: Некий хард?

MD: Хард-рок, да. Старый классический хард. То, что сидит во мне. Но не хватает времени. Я действительно хочу делать сольную вещь, но Motorhead забирает всё моё время, я не могу выбраться из этого ада, а когда я дома, всё время - семье. У меня ведь три дня назад мальчик родился, второй. Первому уже шесть, и быть дома на самом деле важно для меня.

MS: Твоя семья живет в Швеции?

MD: Да.

MS: Ты берёшь семью в турне?

MD: Не часто, они любят это, и я люблю, но это слишком тяжело. Это хорошо на уикэнд, Но Motorhead, когда я в турне, моя вторая семья. Я только изредка могу их смешивать, и они это знают, так что всё в порядке.

( Интервью прерывается звонком по телефону)

MS: У тебя Motorola.

MD: Да, они меня поддерживают.

MS: Кто оказал на тебя наибольшее влияние в молодости, как на барабанщика?

MD: Мои дядя и кузен, потому как я потомственный барабанщик. Моя дядя из бродяг в Швеции. Мой кузен играл в нескольких больших группах. Было четыре родственника-барабанщика, никаких гитаристов, никаких певцов, только барабанщики. Так что они были мое самое большое вдохновение, фактически они увлекли меня и научили играть. Потом, конечно, Ian Paice из Deep Purple, мне было семь лет, когда я увидел Deep Purple в 1970, мой кузен брал меня на тот концерт с моей мамочкой. Paice был величайший. Потом Brian Downey из Thin Lizzy, Neil Peart, Journey когда они со Steve Smith, большим барабанщиком, но Ian Paice был номер первый.

MS: Он и сейчас очень хорош.

MD: О, он фантастический, он - самый совершенный барабанщик, который когда-либо был в хард-роке.

MS: Какие другие группы ещё повлияли на тебя, кроме Deep Purple и Thin Lizzy?

MD: Rush, Blue Oyster Cult, Black Sabbath конечно. Я всё еще большой фан Blue Oyster Cult. Rainbow, конечно, и старые группы 70-ых, я люблю много групп. Я слушаю много джаза.

MS: Gene Krupa?

MD: Больше Buddy Rich, Gene Krupa был немного старше. Невероятно, но больше - Buddy Rich.

MS: Как относительно сегодняшних групп?

MD: Я люблю много Скандинавских групп. Norwegian, Glucifer, Hardcore Superstars, Hellacopters, Backyard Babies. D.A.D. Я только вчера вечером слушал их в "On The Rocks", они классные. Когда я играл в King Diamond и жил в Копенгагене, мы много зависали с ними, они и тогда были хороши, а сегодня они звучат ещё лучше. Финская группа Hanoi Rocks также отличная!! Я звонил Майку Монро вчера.

MS: В каких группах ты был прежде, чем присоединился к King Diamond?

MD: Я играл в группе по имени Geisha, именно поэтому я переехал в Копенгаген. Фактически это были я и Pete Blakk. Раньше Geisha была шведской группой и называлась Nadir и мы много гастролировали, но это был больше поп-рок Западного Побережья типа шведского Snowstorm, очень шведский, знаешь, на шведском языке. Это было классно, мы играли каждые среду, четверг, пятницу и субботу каждую гребаную неделю три или четыре года, у нас был собственный автобус, мы имели собственные свет и аппарат и были довольно известны в Швеции.

MS: Только в Швеции?

MD: Только в Швеции, мы никогда не играли где-нибудь вне Швеции. Это были обычно парки и маленькие клубы.

MS: Как ты присоединился к King Diamond? King слышал то, что ты и Пит делали?

MD: Да, фактически это было потому что я и Пит торчали все время в Дании, и я много зависал с Майклом Деннером и Timi Hansen'ом и King слышал мою игру, и я помню, когда King был еще в Mercyful Fate, он сказал мне: "Это секрет, но я собираюсь уходить из группы, но не теперь, позже", потому что они собирались делать американское турне или что-то типа, "и я хочу просить Timi и Майкла присоединиться к группе, МОЕЙ группе", он сказал. "Ты заинтересован? Ты можешь взять Пита, если хочешь". Я спросил Пита, я сказал, что мы должны присоединиться к King'у, попробовать, смотря, как пойдёт, и он сказал "Нет", а я сказал "Да", и позже я позвал Пита снова и он согласился. Так я вошел в это дело, играл с King'ом, и это звучало действительно круто, мне нравилось. Я не любил то, что он там представлял, но я любил музыку, это был вызов для меня, действительно.

MS: Я слышал, что тебя недавно приглашали играть на альбоме "Abigail II", но вроде он хотел, чтобы ты был постоянным членом.

MD: Да, точно. В конце он сказал "мне нужен барабанщик, который может остаться в группе". Я полностью понимаю и уважаю это. Но, если честно, то Майкл Деннер тоже должен бы вернуться. Так что, на месте King'a, я использовал бы этот шанс, потому что он сейчас нуждается в помощи, дела его не слишком хороши.

MS: Я слышал, он теперь продает записи.

MD: Michael Denner? Да, у него права на записи, что он сделал за эти годы, но King Diamond'у нужна помощь, как я сказал. Потому что я, Andy, Hal Patino, Michael Denner и King, если бы собрались вместе, это был бы невероягный альбом, думаю. Много старых фанов приняли бы это, как подарок, даже если бы я не остался в команде. Это мог бы быть дерьмовый альбом, но это был бы альбом для фанов, и они бы расхватали его, и я сделал бы все, что в моих силах, чтобы сыграть в этом стиле, как следует.

MS: Он делает новый альбом, он уже написал все песни, и всё это называется "Puppet Master".

MD: Не знаю.

MS: Так почему ты порвал с King'ом, во-первых?

MD: Это длинная история, но я попробую покороче, как смогу. Как ты понимаешь, мы были друзья, мы были приятели в Дании, и даже если не в одной команде, мы всегда будем вместе. Это было весело. В то время это была андеграунд-группа, что очень важно. Mercyful Fate и King Diamond были андеграундом. Но в '86 и '87 мы освободились от этого, поднявшись в Штатах. Мы понятия не имели, насколько круты мы были, это я сам понял только потом, в Dokken и Motorhead. Сейчас с Motorhead мы бы играли в зале Aragon в Чикаго только один вечер, а тогда, с King Diamond, мы продавали по 6,000 билетов три дня, 18,000 за уикэнд! Мы ехали в New York и играли два вечера в L'Amour в Бруклине, в Ритце мы делали два вечера над мостом, затем Coney Island, два вечера, это было невероятно! Каждый вечер аншлаг. У нас были разные типы фанов: те, кто приходил только на King'а -- их было немного -- и потом подростки, банды, девчонки... Мы были просто завалены всем этим, но… Все. Затем началось дерьмо. Было много интервью King Diamond'а в журналах, где были только его фото и никаких изображений группы вообще. Он был единственный, кто интервьюировался, и все инструкции исходили от него. В этом была вся причина. Он был звездой, а от нас требовалось лишь послушание. Мне не нравилось это, я пробовал говорить с ним, но ничего не менялось. Я повторяю, в начале мы были группа!! Не только фоновая поддержка музыкантов для него. Так что я ушёл. Это было трудное решение, но я сделал это. Но дерьмо не остановилось. Я читал некоторые журналы, где King и компания грамзаписи говорили: "Mikkey Dee был уволен, потому что захотел слишком много денег, blahblahblah " и я заявил "Монти, ты гребаная жопа, я не был уволен, я ушёл сам, ты ублюдок, я собираюсь предъявить иск тебе". Так что они врали, и потом, когда я присоединился к Dokken, King позвонил мне, потому что когда он трезвонил обо мне во всех журналах, я не делал ничего, и теперь была моя очередь, пресса преследовала меня: "О Mikkey, ты в Dokken". И я только сказал King'у по телефону, "Успех - лучшая месть, ты, датский motherfucker" и бросил трубку. Но вообще я говорил только хорошие вещи, я говорил: "Надеюсь, у King'а будет всё хорошо. Энди, и Пит … они все мои друзья, и King - гребаный мудак, но я желаю ему удачи". И теперь мы снова друзья, всё давно прошло, но… Я помню то время, когда я был несчастен. И то же самое касательно Dokken и Motorhead: если я не счастлив в группе, я просто уйду.

MS: Итак, если ты будешь делать сольный альбом, это будет хард-рок?

MD: Да, это будет хард-рок.

MS: Вроде Dokken?

MD: Нет, не то.

MS: Ты все еще общаешься с Доном?

MD: Да, я постоянно говорю с ним.

MS: Я знаю, что он планирует делать некий сольный материал, снова как Dokken.

MD: Мы все еще супер-хорошие друзья, мы всегда были друзья в группе, даже если Juan и Дон боролись все время, и Питер и Дон... Он очень сложный парень, действительно тяжёлый парень, чтобы иметь с ним дело. Но я никогда не имел проблем с ним. И он никогда не имел проблем со мной, и я знаю, что Дон говорил в журналах, что я был лучший барабанщик, с кем он когда-либо играл. Так что мы прекрасно ладим, и я с удовольствием играл бы в его проекте, это было бы замечательно.

MS: Почему же вы расстались, после одного альбома?

MD: Я думаю, что это была ошибка Geffen's. Мы шесть месяцев писали песни для второго альбома. И John Calodner, кто был наш представитель в A&R, прослушал их и сказал, "Это всё говно, ничего хорошего." Шесть месяцев... И John сказал, "Ладно, поеду-ка я в Швецию делать сольник, CBS меня поторапливает", О'кей, и Peter Baltes сказал "Я ухожу в Accept", и Billy White сказал, "Поеду в Техас, может, снова замутим с моей старой командой", так что остались только мы с Доном, и я помню, думал: "что за чёрт, куда все подевались?" И я сказал Дону, "Я не собираюсь покидать судно". И хотя я тогда уже делал кое-что с World War Three, я всё ещё оставался в Dokken. И затем Lemmy, который звал меня ещё с '85 или '86 года, а я всё отказывался, снова позвонил и спросил: "Чем занимаешься, Микки?", я ответил "Играю с World War Three, и всё ещё в Dokken, но это идёт ко дну". И он сказал: "Почему бы тебе не присоединиться к Motorhead?" И я сказал: "Да, почему бы нет?" Так что я в течение очень короткого времени фактически играл с тремя группами одновременно.

MS: Когда ты присоединился к группе, это было время альбома March or Die. Имелось много слухов о том, кто фактически играл на альбоме.

MD: Tommy Aldridge. Да, да, всё было закончено, когда я присоединился к группе. Они хотели, чтобы я делал заново целый альбом, но Питеру, он был продюсер, не хватило бюджета, чтобы переписать барабаны. Всё было почти закончено.

MS: Так что Фил "The Animal" не играет на альбоме?

MD: Нет, нет, нет, нет, это Tommy Aldridge.

MS: На вашем web-сайте в разделе дискографии написано "featuring musicians Phil Taylor and Tommy Aldridge".

MD: Нет, это - только Tommy Aldridge.

MS: OK. Я слышал, что ты действительно был недоволен, что там стоит твоё имя?

MD: Точно, потому что я говорил с Томми, и он сказал: "Мик, ты можешь под этим подписаться". Они хотели, чтобы я поместил мое имя и фото и всё такое, а я сказал "Да ну, на хер". Мне не нравятся барабаны там. Он, конечно, достойно отработал, его позвали и он честно отбарабанил своё. Но мне не нравится этот стиль вообще. Я думаю, что Tommy Aldridge - очень прямолинейный барабанщик. Это - его стиль, он очень "квадратен". И я, напротив, намного более "круглый". Я обожаю барабанщиков в этом стиле, таких как Ian Paice, Brian Downey. А Томми очень квадратный. Он сказал: "Ты можешь под этим подписаться" и я сказал, "sorry, я не хочу". Так что на альбоме моё фото, но не имя.

MS: Относительно старых барабанщиков Motorhead'a, Фила и Пита, что ты скажешь о них?

MD: Фил Тейлор, не такой хороший барабанщик, но он - легенда. Он - Motorhead до мозга костей, знаешь. Раньше это было классно, он был хороший барабанщик, но некоторые музыканты должны практиковаться каждый день только для того, чтобы оставаться средними. Я думаю, что он - один из них. Потом Пит Гилл, технически намного лучший, но - никакого гребаного обаяния вообще. Он не вписывался в группу вообще, он никогда не был принят Motorhead-фанами, не знаю почему. А Taylor в этом смысле просто супер. Короче говоря, у Motorhead были проблемы и с тем, и с другим по диаметрально противоположным причинам.

MS: Ты видишься с ними?

MD: Да, да, да, Taylor - хороший мой друг. Я собирался продавать автомобиль ему несколько лет назад, но что-то не получилось.

MS: Ходят слухи, что вы собираетесь в турне с Anthrax?

MD: Да, да. Это большое Европейское турне, которое начнётся в октябре.

MS: Будете в Финляндии?

MD: Надеюсь, что да. Собираемся прокатиться по всей Скандинавии.

MS: Вы когда-либо слышали об этом фестивале, на котором играете сегодня?

MD: Нет.

MS: Наверное, действительно странно: вы, вроде, первая группа не из Финляндии, кроме, возможно, Hellacopters и Backyard Babies.

MD: Ты смеёшься? Это, наверное, очень хороший фестиваль. Разве это не большой фестиваль?

MS: 20 или 30 тысяч зрителей.

MD: Это - второй мой фестиваль в Финляндии. Другой был Nummirock несколько лет назад.

MS: Три или четыре года назад.

MD: Да. То, что было ещё с Danzig. Это было смешно; помню, я смотрю в маршрутный лист и вижу, что мы играем в пять тридцать вечера, или что-то около того, и я зову менеджера и спрашиваю: "Разве ты не говорил, что мы должны быть типа хэдлайнеры?" Затем, когда мы добираемся туда, я спрашиваю директора: "Мы играем только 30 или 40 минут?", и он отвечает: "Там посмотрим". Я говорю: "OK". Ну, мы играем своё, и я помню, пока мы играли, "это" было запаковано. Когда играли Scorpions, "этого" было уже около половины. А потом играли Danzig, и кругом уже валялись стаканы. И каждый нарезался до такой степени, что казалось, будто их косит из пулемёта. [смех] Они потом валялись по всему лесу и окрестностям. Времени было всего восемь тридцать вечера, а народ уже был в ауте. [много смеха]

MS: У вас в Швеции так не пьют?

MD: Ну, ты знаешь, как шведы пьют. Но, конечно, с финнами им не сравниться.

MS: Какие у тебя ещё воспоминания о Финляндии?

MD: У меня только хорошие воспоминания, потому что прежде, чем с Motorhead, я никогда здесь не был. Никогда ни с King Diamond, ни с Dokken, ни в отпуске…

MS: Так что, ты никогда не был здесь как турист?

MD: Нет, нет. Но теперь я в Финляндии был уже раз 10 или что-то вроде. Не только в Хельсинки, но и везде.О Финляндии - только хорошие воспоминания. Это - забавно: выйдешь за дверь - вокруг разговор только о хоккее. Я очень люблю хоккей. Вчера вечером я оставил мой гребаный хоккейный свитер Tre Kronor в номере: пошёл в город выпить. Надень я его, меня бы, блин, утромбовали бы там.

MS: Какая у тебя любимая шведская хоккейная команда?

MD: Шведская? Это - Frolunda, конечно, из Gothenburg. Они классно делают финнов. Мы ненавидим и любим друг друга, знаешь. И это хорошо, потому что пока мы воюем друг против друга в хоккее, мир может спать спокойно. Если бы мы не имели друг друга, мы не были бы столь хороши. Мы вас здорово били в прошлом году. Но два года назад ваши парни били нас в каждой гребаной игре, как ты помнишь. [Смех]

MS: В этом году мы вас сделаем, однозначно.

MD: Возможно, возможно, хорошая шутка. Это будет что-то. В Швеции всё останавливается, когда идёт игра против Финляндии. Люди требуют перерыва в работе, смотришь в окно и не видишь ни одного автомобиля, все уткнулись в ящик.

MS: Ну, это не только в Швеции так. У нас - тоже самое, когда игра со шведами.

MD: Это может быть только дружеская игра, или чемпионат, всё равно - Швеция встаёт. И я думаю, это классно.

MS: Мы говорим о Швеции, что сейчас в шведской музыке, кино...?

MD: Фантастика. В смысле, это было фантастично в последнее время.

MS: Ты не чувствуешь себя вдалеке?

MD: Немного, но не слишком, потому что мы всегда в движении. Я только слышу, что эта группа, или эта группа, или эта группа - из Швеции и много из Gothenburg. Невозможно следить за всем, потому что я не дома. Если честно, я действительно занят больше нашими собственными делами. Я только думаю, что это хорошо, что появляются новые группы. Много дерьма, но много действительно хороших.

MS: В Швеции я видел некоторые из новых групп, вроде Dream Evil и Snowy, действительно забавный материал.

MD: Странный материал.

MS: В текстах они действительно забавны. А Wolf, они похожи на 80-е.

MD: Да, ты знаешь, HammerFall начал подниматься на этой волне.

MS: С King Diamond вместе. Мы делали интервью со Snowy, и он сказал, что King действительно много потерял после распада группы, и он больше не способен сделать хорошие вещи, потому что в King Diamond было слишком много именно ГРУППЫ.

MD: Но смотри, это не имело значения, когда мы играли. Так что это то, о чём я говорил.

MS: То же самое было с Alice Cooper в 70-х. Это тоже была группа вначале.

MD: Понимаешь, King - хороший музыкант, но он не достаточно хорош, чтобы сочинять песни, аранжировать песни и делать все вместе. Это - … ладно, он достаточно хорош, когда он собирается быть только самим собой. Но то, что мы были в 80-ых - это была группа. Я и Timi аранжировали каждую песню, пока Timi не ушёл, затем я и Hal занимались аранжировкой. И Энди был очень вовлечен, и когда это началось, это перестало быть забавным. Я - создатель песен, я - не барабанщик на заднем плане. Я сказал King'у, после того, как увидел все эти статьи: "Если ты хочешь … (возможно это - то, о чём они заявляли, что я хочу слишком много денег, потому что я помню, как сказал им в Нью-Йорке), "если вы хотите грёбаного наёмного барабанщика, тогда давайте, блядь, открывайте ваш грёбаный бумажник". Я только сказал, что мы были друзья, мы вместе волокли это на себе, мы были одной командой, и вот теперь он потянул одеяло на себя. Мне всегда было до фонаря, говорят ли люди:"О, ты - рок-звезда Микки Ди", мне насрать на это. Но если я работаю в группе, мне нужно должное уважение. Я не собираюсь работать только, чтобы находиться там, где захочет King, и играть то, что захочет King - "О да, Мик, будешь делать то-то и то-то, …" Идите на хер! Я - художник, я - барабанщик.

MS: То же самое говорил Snowy...

MD: Первый альбом после того, как я ушёл, "The Eye", был полностью материалом King'a.

MS: Когда Snowy уходил из Mercyful Fate, он заявил: "Это навсегда".

MD: Да, хватит, мол. И я тоже даю ему право на это. Он действительно был там ничто, Snowy.

MS: По крайней мере он старается не быть дерьмом, как и многие группы.

MD: Абсолютно. Он - художник. Он - музыкант. И он тоже обрабатывался подобно всем, и он не пошёл в King Diamond. Именно поэтому King Diamond не звучит теперь хорошо: там теперь один человек делает то, что раньше делали пятеро.

MS: О вашем концертном бомбардировщике. Вы собираетесь использовать его в турне?

MD: Мы собираемся использовать его этой осенью, но это настолько дорого, что просто смешно. Ему нужен отдельный грузовик. Это влетает в копейку, а у нас не так много денег для этого. Вообще предложения из Скандинавии довольно неоднозначны. Я надеюсь, что всё утрясётся и мы сможем позволить себе турне здесь, чтобы не остаться с голым задом, как случилось в Финляндии несколько лет назад. Года два или три мы не совались сюда.

MS: Это было турне "Sacrifice".

MD: Да, да. В середине 90-ых. Мы получили предложение из Финляндии, когда играли в Швеции, но перевезти автобусы и грузовики на пароме было слишком дорого. Я помню планировался один концерт в Хельсинки, и только дорога в Хельсинки и назад выходила в $ 12,000. Так что мы сказали "Мы не можем терять 12 штук на один концерт". Так что мы его отменили.

MS: Да, я помню. Вы потом поехали в Голландию.

MD: Да, да, отсюда.

MS: Я помню, я видел Lemmy, он стоял за возвращение.

MD: Да, турне стоит дорого. Я действительно надеюсь, что мы сможем возить бомбардировщик. Условия пока не совсем хороши. Но посмотрим.

MS: Верно, что некоторые его части украдены?

MD: Нет, он целый.

MS: Первоначально был выпущен DVD "Boneshaker". Вы удовлетворены им?

MD: Нет, барабаны там ужасны. Великолепная картинка, весь DVD великолепен, кроме моих гребаных барабанов. Они испоганили, на хрен, звук, и не было времени для пересведения. Поверь, я сорвал голос за те две недели, что немцы работали над этим. Была вбухана куча денег и сроки поджимали. Они, так скажем, тратят 400,000 марок до некоторой даты, и если бы мы начали делать ремикс, DVD не успевает к сроку, деньги пропадают и всё такое. Так что они торопились и в результате на моих барабанах нет ни хрена никаких томов, никаких тарелок, один большой барабан. Те же тарелки звучат, как полное дерьмо.

MS: Это действительно звучит, как бутлег.

MD: Это хуже, чем бутлег. Это просто ужасно. Но это не наша лажа. Я послушал это первый раз, мы потом пересвели, и это зазвучало великолепно. И затем мы продолжали турне, и когда получили первую копию, я сказал, "Это что за говно такое, что всё это значит?" Никаких гребаных барабанов. Звук - полное говно, знаешь, когда теряешь левый большой барабан, "doot-doot-doot, dooten-doot-doot ". И каждый раз, когда я делаю roll, получается "pshhhhhhhhhhhh". Барабаны, блядь, исчезли. Так что это был действительно кошмар для меня.

MS: То, что вы выпускаете в Штатах, это та же самая версия?

MD: Та же самая. Мой менеджер сказал, типа, хрен с ним. Я собирался серьёзно бороться с этим, но тоже отступился. Ладно. В целом DVD очень профессионален, очень хорош, и вообще, мне нравится. Концерты были отличные, но я не могу принять звук.

MS: А будет ли музыка из DVD на CD?

MD: Я не знаю. Тот DVD вышел, всё закончено, это - история. Они облажались там, в Германии, что ещё я могу сказать?

MS: После этого турне, что дальше, какие планы? Возможна новая запись?

MD: Ты знаешь нас в Motorhead, мы всегда, кажется, делаем запись в год. У нас турне в этом году с этим альбомом, и, возможно, следующей зимой мы начнем писать следующий альбом. Обычно требуется приблизительно 15 месяцев, или вроде того, между альбомами.

MS: Как долго, ты думаешь, Motorhead может продолжать этот путь?

MD: Пока кто-нибудь не сломается. Все, что я могу сказать про следующий альбом, - то, что я хочу, чтобы это было самым тяжёлым motherfucking Motorhead-альбомом, когда-либо сделанным. Я хочу, чтобы это был настоящий интенсивный рок. К чёрту мелодичное дерьмо, это будет супер-хард. Я люблю этот альбом, но следующая запись должна быть супер-тяжёлой.

MS: Расставь по рангу альбомы, что сделаны в Motorhead с тобой. Лично для меня самый крутой - Bastards.

MD: Аналогично. И для Lemmy, и для Фила. И Sacrifice - очень хороший альбом. Могу сказать, что все альбомы были действительно, действительно хороши. Я не говорю, что это потому, что я играю на них, но, я думаю, они, … видишь, я повторяюсь. Если я делаю альбом, я не хочу прыгать через два или три шага вперед каждый год. Если мы проходим только один шаг, или полшага каждый год - это хорошо, главное - не идти назад, копируя самих себя. Каждый альбом очень отличен от другого, но это - всё тот же самый Motorhead.

MS: Альбом, который я не так люблю, это Snake Bite Love.

MD: Разве я не говорил тебе, что нам не хватило времени для него? Это - альбом, про который все трое из нас сказали, что если бы у нас были ещё две, три недели - альбом получил бы намного больший потенциал. Наши мозги были в цейтноте, когда мы его делали. Он получился хорошим, но не более того. Про него мы все говорим, что это - хороший альбом, определенно OK. Ещё бы три недели и это был бы великий альбом. Всё дело в нехватке времени. Например, когда мы делали самую плохую песню, что когда-либо была у нас - "Night Side", мы знали, что это дерьмо. Не было времени, чтобы сочинить другую мелодию, у нас ничего не было в запасе. Помню, мы с Филом были просто выпотрошены; наш менеджер позвонил и сказал, "Мик, надо записать ещё две или три песни", а я сказал "не могу записать ни рифа больше, я истощён". Мои мозги были пусты, и Lemmy был прав, все мы были опустошены, мы сказали, "Нам нужно время, мы должны остановиться и отдохнуть две или три недели, тогда будет другое дело. Давайте сделаем пару концертов в Калифорнии или ещё где-нибудь. Заделайте нам пару клубов, баксов по 500, без балды, только пару концертов. Давайте тормознёмся четыре - пять дней. Я хочу в Мексику на уикэнд, только вырваться из студии". Но не было ни шанса что-то изменить. Так что все мы чувствуем нечто одинаковое по отношению к этому альбому. Я слышал, люди говорят "Это лучший ваш альбом" и мне это нравится, а ты вроде, с луны свалился?

MS: Это … другое.

MD: Но людям, похоже, нравится он. Продажи неплохие. Это - один из альбомов в ряду очень хороших альбомов. Но это - вероятно самый слабый альбом, с тех пор, как я присоединился к группе. Да, это - наверняка.

MS: Ты говоришь, что собираетесь продолжать, пока кто - то не сломается. А что относительно состояния Лемми?

MD: Он великолепно себя чувствует.

MS: У него были некоторые проблемы два года назад.

MD: Да, ну, в общем, я удивлен, но у него не было много проблем из-за этого. Мы свернули то турне. И Россия действительно сделала нас. Имелся грипп, продолжительный, и я болел, и каждый болел, кроме Lemmy. Lemmy получил это в Голландии, так что мы были вынуждены отменить один концерт в Голландии. Я сказал Lemmy: "Давай-ка есть этот пенициллин, потому что мы едем в Скандинавию и Россию, там будет холодновато", а он сказал: "Я уже съел! " Он за один день съел дозы на 10 дней. Но когда он заболел позже всех, это было намного хуже. Я помню его в автобусе: "Я не могу встать, нет сил встать", я подошёл: "Никогда тебя таким не видел". Так что в основном было только это чёртово сокращение турне.

MS: Последний концерт был в Финляндии, я прав?

MD: Нет, последний был в Польше. Мы ехали в Краков, 18 часов на автобусе, приехали, и Lemmy сказал, " я так устал, что не могу даже встать " и в этом не было ничего странного, это было только изнеможение, да ещё с этим ужасным гриппом. Мне было 37, тогда и я был разбит. Lemmy было около 56. Мне 37 и в нормальном хорошем состоянии тогда, но и я чувствовал себя хреново. Я не мог прийти в норму три недели. А Lemmy выходил на сцену и выступал с этим гребаным гриппом и вообще забыл об отдыхе. Доктор ему сказал: "Ты скоро загнёшься, если не отдохнёшь". Так мы и сделали. Мы остановились, отменили 10 концертов и только четырьмя или шестью месяцами позже отыграли их. Это был только один из эпизодов, что случаются с нами. Когда ты все время в турне, у тебя нет времени болеть. Если ты заболеваешь, ты знаешь, как это. Не надо никаких, на хрен, друзей, хочется только лежать дома, и всё болит, и это ужасно. Но мы не можем себе позволить это. Мы должны выходить на сцену. Мои гребаные локти и плечи и шея затрахали меня! Из гостиницы на концерт, потом обратно с температурой 39... И даже 40, в лихорадке. Я пил около 10 литров воды и должен был лежать в постели. Когда устаёшь в турне, это ужасно. Хочется только домой.

MS: Ладно, и последний вопрос. Вы сделали много турне хэдлайнерами с группами, вроде Manowar и W.A.S.P.

MD: Offf. Давай не будем даже говорить о W.A.S.P.

MS: Ходит много слухов, расскажи всё-таки, что действительно случилось в этом турне?

MD: Грёбаные жопы в W.A.S.P.? Самая плохая группа на грёбаной планете?

MS: Вся группа или только Blackie?

MD: Нет, только Blackie, остальные в порядке. Майк, Крис, остальные - фантастические парни. Плохо только относительно Blackie. Я не знаю, что творится в его голове, точно. Не знаю, когда это началось, но это случилось. Мы были в турне хэдлайнерами. Это знали все. В контракте это записано. Но W.A.S.P. требовалось два часа, чтобы очистить сцену после выступления. Мы сказали, ладно, давайте мы будем выступать первыми. Кому нужен двухчасовый перерыв в концерте? И они согласились: "Отлично!". И началось турне. Первые три недели мы не видели Blackie, мы даже не говорили с ним, вообще. И затем - а я был действительно хорошим другом Blackie - как-то я вошел в его автобус после трех гребаных недель и сказал "Эй, Blackie, ты как?". А он сказал "О, Мик". Он был там в его гребаных шортах, его Adidas шорты, знаешь эти шорты Adidas, которые он всегда носит, и он говорит "Эй Мик, как тебе моё турне?". "Моё турне"! Ни хрена себе! Я говорю: "Что значит, твоё турне, что это ты говоришь?". "Да потому что мы идём круче вас". Так что я понимаю: парень думает, что это - его гребаное турне. И они давно положили на нас. Знаешь, когда ты играешь последним, аппаратура настраивается под тебя, и всё это дерьмо началось в Нью-Йорке, я думаю. Площадка была Irving Plaza, и Blackie понадобилось полчаса, чтобы дойти от автобуса до сцены. Так что мы были должны держать двери закрытыми. Группа находилась на сцене, ожидая Blackie. Мы говорим, "Давай, давай!". Они говорят, "Щас, щас, он уже идёт". Полчаса, чтобы пройти снизу наверх! Он появляется, берёт гитару, втыкает в усилитель. Никакого саундчека для нас. Потом мы едем в Кливленд, в Harpo's. Пятница, вечер, 3,500 зрителей торчат в ожидании и пьют пиво. Начало в 7, в 9 W.A.S.P. появляются, опоздав на два часа. Директора уже трясёт, он уже потерял кучу денег на пиве, и мы говорим: "чёрт с ней, настройкой, запускайте народ". Он говорит, "спасибо, ребята!" Но что за ёб твою мать с этими парнями? Blackie нет ни на сцене, ни вообще нигде. Потом он появляется, трогает свой бас и снова исчезает. Так что мы уже знаем: он делает это нарочно. Затем Детройт. Там наше терпение лопается и там мы говорим: хватит, на хуй! Представь: мы отыграли, уходим со сцены, а вся наша одежда выброшена из нашей раздевалки на грязный цементный пол. "Что происходит?", спрашиваем охрану. "Ну, э-э, W.A.S.P. заняли раздевалку". Мы: "Что?!!". "Ну, типа они хотят две раздевалки". Мы уже говорили с нашим менеджером, и он проверил, кто продал больше билетов. Мы продали 74 %. И товаров за $ 6,000, W.A.S.P. продали за $ 900. Каждый вечер на W.A.S.P. оставалось меньше половины зрителей. У нас с Lemmy был долгий разговор обо всём этом. Lemmy сказал, "Я ещё ни разу в моей жизни не прекратил турне." Я сказал: "Да, но что делать, Лем, неужели всё так и останется?" Так что мы остановили турне. Когда мы уходили, W.A.S.P. заявили "Да идите вы в жопу, вы нам всё равно не нужны." Мы были в Детройте и представь, где был последний концерт? В Детройте! Остальная часть турне была отменена немедленно, как только мы ушли. На следующий же день. Организаторы не хотели W.A.S.P. Всё было в порядке, но они не захотели их одних.

MS: Знакомая история. В прошлом году, мы были на Sweden Rock, у нас были все разрешения, чтобы находиться за кулисами, и мы встретили Майка и всю группу.

MD: Да, они супер-пупер звёзды.

MS: Они были действительно крутые с нами, мы ждали три или четыре часа, пока охрана не сказала: "Очистите помещение". Фактически Blackie выгнал нас из-за кулис.

MD: Это просто маразм. Так что ты знаешь, каков он и как с ним иметь дело. Невозможно работать с человеком который или думает, что он - бог, или его миссия состоит в том, чтобы трахать группы. Мы в Motorhead так не поступаем. Если мы в турне - нам клёво, если нет турне - нам хреново.

MS: В прошлом году он продвигал "Unholy Terror" в Финляндии и, вроде, был OK …

MD: Если ты так говоришь … heh.

MS: Если я правильно понял, ты знаешь Линду Лампениус лично? (Линда - финская скрипичная звезда)

MD: Линда Лампениус? Она - хороший друг, я говорил с нею вчера вечером и она пришла к нам на вечеринку. Она только что из Греции; я увижу ее сегодня вечером.

MS: Будете использовать ее на будущих альбомах?
[Смех]

MD: Неплохо бы. Она - большой, большой скрипач. И супер-хорошая девочка. Она - очень крутая, и это забавно здесь в Финляндии, здесь, кажется, ненавидят ее.

MS: Они ревнивы.

MD: Возможно они ревнивы. Я не понимаю это. Она гражданин мира из Финляндии.

MS: Возможно о ней слишком много в писали в Финляндии.

MD: Вероятно.

MS: Слышал о воссоединении Europe?

MD: Нет, они не собираются делать это, не думаю.

MS: Это было бы хорошо. Они играли в прошлом году.

MD: Но только две песни.

MS: Они получили хорошие деньги за это.

MD: Да, точно. Они получили супер-хорошие деньги за две гребаных песни.

MS: Два миллиона.

MD: Нет, пять, я думаю.

MS: Всё ушло на налоги.

MD: Видишь, налоги. Они чисты теперь, так что они рассчитались с правительством. Они задолжали большее количество денег, чем заработали, но они сказали, "Если мы сыграем пару песен, мы в рассчёте?" А те сказали "да". Я скажу тебе, что неплохо было бы, если бы они воссоединились, это было бы круто. Если они сделают один хороший альбом, с John Norum, это будет большой успех.

MS: По крайней мере в некоторых странах.

MD: Я думаю - во всем мире, если честно. Посмотри, например, на HammerFall. Когда подростки подходят ко мне и говорят "Iron Maiden, они почти столь же хороши, как HammerFall", это идиотизм, не так ли? Я видел двух подростков в майках Iron Maiden, в Стокгольме, когда меня и Lemmy приглашали туда на пресс-конференцию, я сидел в холле, ожидая такси в аэропорт, и я увидел двух одиннадцатилетних в майках Iron Maiden, и я сказал, "Да, это - хорошая группа". А они сказали: "Да, они почти столь же хороши, как HammerFall, они почти такие же".[Смех] И ты понимаешь, что где-то во что-то не врубаешься. Это не дерьмовая группа, но это невероятно, как они могут идти таким путём. Anders - большой друг, и я надеюсь видеть Jens'а сегодня вечером. Кто - то сказал мне, что парни из Stratovarius здесь. И басист, Магнус, он был первый басист в Geisha. Я уволил эту задницу. [Смех] Он - старый друг уже 25 лет. Так что я рад видеть и Magnus'a, и Anders'a. И Stefan - хороший парень, лысый гитарист, он хорош, но вот Joacim и Оскар, они могут отсосать. Потому что они действительно думают, что они - подарок бога миру. Они жутко горды, что малость поднялись пару лет назад. Я занимаюсь этим в течение 22 лет, во всем мире, и я никакая не гребаная рок-звезда, я - нормальный парень, и у меня миллион друзей во всем мире. Они сделали пару гребаных концертов в клубах, и они теперь самые большие рок-звезды, которых вы когда-либо видели в Gothenburg. Ссать я на них хотел, потому что они выгнали меня из раздевалки, а я сказал, чтобы поцеловали мою задницу вместо этого. Так что пошли они на хер. И Anders и Magnus, они имели длинный разговор с Joacim'ом и Оскаром и сказали: "Mikkey просто пьян". Потом Оскар позвонил мне и извинился. Сказал, что он всякий раз пугался, когда я появлялся где-нибудь, а я сказал: "Нет, я не собираюсь тебя бить, но ты - все еще гребаная жопа". Так что они типа ссат, когда видят меня. А у меня проблема: мне приходится общаться с парнями, которые, поиграв какой-то год, стали вдруг круче Мика Джаггера. Причём стали крутыми, воруя у Helloween, Judas Priest, Iron Maiden и King Diamond. Я слышал у них целые куски, украденные у King Diamond.

MS: Это копирование.

MD: И Helloween. И Accept. Но я рад за Magnus'а, у него, наконец, есть группа, потому что он почти 20 лет жил в квартире площадью 27 квадратных метров. У него никогда не было денег, он всегда играл на басу, всегда был верен хард-року, и теперь получил шанс. Я помню, он позвонил мне и сказал: "Mikkey, я играю с группой HammerFall, скоро мы отправляемся в турне", и я говорю, "Ни пуха, ни пера, Magnus". А затем и Anders вошел в группу, он - хороший барабанщик, прежний был недоразумение какое-то. Так что я рад за них. Только я не могу переваривать эти звёздные понты. Особенно Оскара. Joacim лучше, но Оскар, ну его в жопу …

MS: Некоторые имеют слишком большое эго …

MD: Да, и когда они делали альбом с продюсером Майклом Вагнером, Anders позвонил мне из Nashville и сказал, "Ты не поверишь в это, Мик, но Оскар фактически собирается увольнять Майкла Вагнера". [Смех] "Он собирается увольнять кого? Майкла Вагнера?" Майкл Вагнер работал с Майклом Шенкером кучу лет, сделал так много хороших альбомов, а Оскар, который ещё ни хрена не сделал, будет указывать ему, что делать!

MS: А как насчёт Anders'a?

MD: У меня 10 швов из-за его коварства. Вот такая он жопа. Я рос с ним. Мы были хорошими друзьями. Мы типа друзья и сейчас, но я все еще думаю, что он - мудила.

MS: А ты слышал финскую версию Yngwie Malmsteen'a? Не Timo Tolkki, а Jaron Себастьян Равен из Virtuocity?

MD: Я наслышан о Timo Tolkki из Stratovarius. Большой гитарист, большой.

MS: Но ты не слышал о Jaron Raven?

MD: Нет. Но я столкнулся с группой вчера вечером в "On the Rocks". Как они называются? Они играют сегодня. Но они, кажется, похожи на группы вроде Journey, Toto, этого типа. Софт-поп 80-ых. Этот парень много работал с моим другом, Томми Таллиндером, шведом, в Стокгольме, а он работал с Toto и другими подобно этому. Он записывает хорошие песни, записал для Toto, гитариста высшего качества, и эти парни очевидно много работают с ним, так что я предполагаю, это должен быть симпатичный поп-рок. Они выступают сегодня вечером, как они сказали. Они были Motorhead фаны, что меня немного удивило.

MS: Toto, они прибыли в Европу прошлой осенью.

MD: Да, я видел Toto пару недель назад в Gothenburg. Ты знаешь замок за городом? Там они играли во внутреннем дворе, в середине. С Саймоном Филлипсом. Они - хорошие друзья. Каждый раз, когда они прибывают в Швецию, мы имеем обыкновение напиваться до бесчувствия.

MS: Ладно, наше время, кажется, истекло. Большое спасибо и хорошо вам отыграть сегодня вечером!

MD: Спасибо, увидимся после концерта.

Перевод Stagger 12.12.2002
http://stagger.nm.ru

  Оценить:

  Статьи, интервью



MF-B 1998-2017: при цитировании ссылка на сайт Das ist Motorhead обязательна.