Главная страница
Новости
Диски
Рецензии
Синглы
Бутлеги
Концертники
Видео
Другие
Состав
Lemmy
Larry Wallis
Eddie Clarke
Phil Taylor
Brian Robertson
Pete Gill
Mick Burston
Phil Campbell
Mikkey Dee
Хронология
Статьи, интервью
Даты туров
Тексты песен
Гитарные табулатуры
Записи
Каверы
Видеоклипы
Фотографии
Фэны
Опрос
OS Issues
Ссылки
 
Motorhead магазин
 
Motorheadbangers форум
Гостевая книга
Чат
Поиск
 
Об авторе
English language

Реклама на сайте.

Motorhead articles...

Интервью с Лемми и Микки


Сегодня, Джоуи Рамону исполнится 50 лет. Вы написали песню Ramones, будете играть ее сегодня вечером?

Лемми: Мы будем играть Ramones, эту вещь я написал для него.

Как ты отреагируешь, если футболки с символикой Motorhead будут продаваться на центральных улицах, в таких магазинах как Top Shop.

Лемми: Они больше не продаются.

Их больше не продают?

Лемми: Просто это был так сказать "зигзаг моды", понимаешь. Мода быстротечна, вот и все.

Вот так номер, я помню, когда я впервые увидела футболку в окне Top Shop. Я подумала, а знают ли покупатели Top Shop кто такие Motorhead? Девочки-подростки, ну, ты понимаешь.

Лемми: Ты знаешь, те футболки были не того долбаного цвета. Белые футболки.

Ты в этом бизнесе 26 лет?

Лемми: Это группа 26 лет, я лично 34 года.

Как ты думаешь, в чем секрет вашей долговечности?

Лемми: Потому что я всю жизнь шел вперед. Все просто.

Все время в движении? Не минуты покая.

Лемми: Все просто. Если ты продолжаешь бороться, от тебя трудно избавится.

Расскажи о положительных и отрицательных сторонах индустрии? Насколько она изменилась.

Лемми: Ну, хорошо, что на этой сцене есть несколько хороших групп. Все дело портит записывающий бизнес, работа с агенствами и менеджментом. Они все постоянно наебывают тебя. Все что им нужно, это срубить бабла в точке A, предоставить грузовик C, так чтобы ты смог сыграть в зале F. И плевать они хотели, как ты сможешь это сделать.

У вас здесь очень преданные поклонники, на вашем веб сайте я заметила какое внимание вы оказываете им, демонстрируя все их татуировки в небольшой фото галереи. Расскажите о самом экстремальном поведении ваших поклонников?

Микки: Понятия не имею о чем это ты? У нас есть один парень, прямо здесь, немец, который покрыл татуировками все свое тело.

Лемми: Все его тело - одна большая татуировка Motorhead.

Микки: Каждый дюйм. Теперь на очереди его лицо.

Лемми: Его фото есть на веб сайте. Томас из Германии.

И что вы при этом чувствуете?

Лемми: Ну, смешанные чувства.

Это потрясает тебя?

Лемми: Да. Ты начинаешь гордиться группой. Понятно, что мы делаем правое дело, но такое кажется перебором.

А ты можешь представить себя в этой роли? Какие группы имеют для тебя такое же важное значение?

Лемми: Может быть Laurel и Hardy.

Насколько твоя нынешняя жизнь отвечает рок-н-ролльному стилю жизни?

Лемми: Вполне отвечает.

Чем ты занимаешься днем?

Лемми: Чем и обычно, более или менее. Не понимаю, к чему меняться. Если все получается, зачем что-то менять.

В ваши дикие деньки, какой самый большой счет ты получал за разгром гостиничного номера?

Лемми: На самом деле, я никогда не громил отели, потому что я был знаком с Джими Пейджем и он рассказал мне какой немеряный счет они выставляют после первого погрома. Дже они были шокированы таким счетом. Так что, для меня погром - это напрасная трата долбаного времени. Каким бы убогим не был гостиничный номер, жди счета. Так что я всегда хожу на вечеринки в чужие гостиничные номера.

Громишь других людей?

Микки: Как-то раз в Сиэтле нам выставили счет на 2500 фунтов.

Лемми: А как насчет Чехословакии, Прага?

Микки: Но однако, это была дешевка. Все было очень дешево.

Лемми: Их экономика еще не встала на ноги.

Микки: Думаю, я получал счет, по крайней мере, на 3-4 тысячи долларов, и на пару сотен фунтов. Каждая лампа стоила 15 баксов. Хотя, это было очень миленький номер.

Лемми: Как-то раз мы устроили погром в долбаной Новой Зеландии, но не разгромили номер. Мы просто вытащили из него всю мебель и оставали ее в корридоре. И мы высыпали все эти чертовы цветочные горшки. Пит, наш ударник, потом проснулся в совершенно голом гостиничном номере. Голые стены, только он и кровать. Вот как все было. Никакого телефона, ни ламп, ни стола.

Сколько раз вас арестовывали, и за что?

Лемми: Несколько раз. Меня арестовывали раз пять. Но выносили обвинения лишь дважды.

Микки: Меня арестовывали раза три-четыре.

Не планируете еще раз попасть в руки правосудия?

Лемми: Последний раз это было прикольно, потому что он был не виноват. Впервые в своей жизни он был не виноват, и его, твою мать, арестовали.

Ни за что.

Микки: Не смешно. Такое происходит в восьми из 10-ти случаев, или, по крайней мере, в следующий раз, тебя арестовывают из-за других людей. Мы вовсе не такие плохие парни. Вот например, как было в последний раз в Дании, я был паинька, и меня свинтили из-за других людей.

Лемми: Они выпустили его, чтобы он отыграл шоу. Как мило с их стороны.

Вы жили достаточно яркими жизнями, что самое ужасное вы сделали или видели в этой жизни?

Лемми: Господи, не знаю. О чем бы ты не подумал, наверное, я дважды проделывал все это. Все дело не в этих ужасах, так бывает, а потом цирк катится по дороге. Это как побег из дома, чтобы записаться в армию, такая эра, или побег в цирк. Потом, ты попадаешь в группу, собираешь дорожную команду, два автобуса, грузовик, все это похоже на долбаный цирк идиотов. Логически, это тупое занятие. Мы все долбаные бедняки. Когда мы занимались этим уже 2 года, все было кончено. В конечном итоге, это всего лишь перестановка.

Микки: Такие выходки прикалывали 20 лет тому назад, теперь не до смеха. Уже 10 лет тому назад все это казалось очень скучным, и хорошо.

Похоже, вы просто стареете.

Лемми: Дело не в возрасте, все дело в жизненном упыте. Не важно, сколько тебе лет, важен приобретаемый тобой опыт. Я видел многих, которые быстрее нас набирались опыта, но нам повезло, мы набирались опыта постепенно. Когда тебя ебут во все щели, то тебе не до смеха. Я веселился когда мне было 16, и веселился я всего лишь 6 месяцев. После этого, я научился правильно лизать девчонок, а это совсем другое. Потом, мне пришлось позабыть обо всех этих оргиях, потому что меня это больше не прикалывало, потому что ты постоянно чувствовал чужую вину.

Все эти небылицы о тебе или истории о твоих похождениях в прессе, все это была фикция, или что-то было правдой?

Лемми: Ну, один французский журнал напечатал мой некролог, месяца 3 назад.

Микки: Постоянно откуда-то вылезают эти бредни.

Лемми: (обращается к Микки) Что самое смешное пресса написала о тебе?

Микки: О, господи, не знаю.

Лемми: Микки Ди поменял пол? У Микки Ди накладные груди? Мир в ожидании новостей.

Микки: Нет, ничего подобного, но иногда они публикуют какие-то небылицы.

Лемми: Точно, и они выдирают твои цитаты из контекста. Ты делаешь какое-то заявление, а пресса печатает первую половину. И заставляет тебя выдать такое, что ты никогда бы не сказал в своей жизни.

Почему они решили, что ты помер? С чего бы это?

Лемми: Меня хоронили трижды. Истории о моей кончине были сильно преувеличены.

Микки: Я лично помер в автокатастрофе в нью-йорском такси.

Лемми: Ты не плохо сохранился.

Микки: Да вроде не жалуюсь. Иной раз пресса печатает такие хохмы. Много лет ты в центре внимания.

Лемми, за эти годы ты поучаствовал в ряде проектов: сотрудничество с Самантой Фокс, страховочные объявления.

Лемми: Что там о Саманте Фокс?

Я говорю о сотрудничестве. Разве ты не написал с ней песню?

Лемми: Ничего подобного. Мы лишь обсуждали такую возможность. Ничего не вышло.

Я прочитала об этом на веб сайте.

Лемми: Это один из величайших мифов. Еще один миф, в Японии решили, что я женился на Уэнди Оу Вильямс.

Столько вранья о тебе. Но ты частенько появлялся на телеэкране, снялся в нескольких фильмах. Это правда, что ты согласился появиться в Hardware за тысячу фунтов и бутылку Джека Дениэлса?

Лемми: Нет, за три тысячи фунтов. И они допустили ужасную ошибку, дав мне бутылку JD еще до окончания съемки. Так что я уронил один из их револьверов в реку. Они его так и не выловили.

Чем тебе запомнились съемки? Смешной, хороший фильм.

Лемми: Да, я решил, что это будет хороший фильм, без моего участия. Но это был худший закадровый голос в мире, потому что, участвуя в этом проекте, я понял, что не гожусь для закадрового голоса. Меня это расстраивает, в тот день я явно был не в форме. Eat the Rich - это лучший фильм с моим участием.

Чем тебе запомнилась твоя эпизодическая роль в фильме John Wayne Bobbit?

Лемми: Никаких милых воспоминаний. Съемки заняли 10 минут, я так и не успел разлядеть девок. Я увидел лишь, как два педика мента гуляют в лесу, так или иначе они урезали эту роль.

Тебе никогда не предлогали главные роли?

Лемми: В Eat the Rich я играл ведущую роль. Нужно попытаться и получить свою роль, я убежден, что сыграю главную роль в местном блокбастере.

Эй, эй, я не пропущу этого фильма. Как ты относишься к современной музыкальной сцене, к "новому" металлу, скейт-панку и т. д.?

Лемми: Наверное, я мог бы нацепить милый браслет, пару сережек. Это мусор. Сканк Ананси стоит десятка этих групп, а они сами сейчас разваливаются от недостатка интереса.

Я не в курсе этого, ведь только в прошлом году они выступили с аншлагом в клубе Rock City.

Микки: Я хотел сказать, это не главное.

Лемми: Все из-за нее. Она решила начать сольную карьеру. Понимаешь, о чем я, рекорд компании навязывались ей. Если ты станешь сольным артистом, заработаешь больше денег. Они хотят сказать, что это ОНИ заработают больше денег.

Микки: Эти компании постоянно разваливают группы. Нужно быть дебилом, чтобы клюнуть на все это. Вот что меня удивило.

Лемми: Наверное, они правы, понимаешь. Наверное, она может заняться сольной карьерой, но это уже будет не так круто как в составе группы, потому что музыканты группы пишут аранжировки. Вот в чем преимущество группы. Когда мы только начали свою карьеру, на афишах писали Лемми и Motorhead, или Лемми из Motorhead, или бывший музыкант Hawkwind. И я потребовал перестать писать этот бред. Это не есть Motorhead. Или мы единая команда, или мы бросаем это дело. Я имею в виду надпись ex-Hawkwind: ведь это уже в прошлом? Ебена мама, сейчас не пристижно играть в Motorhead.

Тогда назови лучшую эру рок музыки, и почему?

Лемми: У каждого есть свои воспоминания, и это не плохо. Мне чем-то нравились все периоды. Но первый этап был лучшим, потому что я помню, когда еще не было никакого там рок-н-ролла. Ничего не было, а потом появился Элвис и Литтл Ричард, и все остальные. И для меня это стало просто шоком, потому что до этого была пустота. Был этот долбаный Френк Синатра, а потом этот воп-боп боп. И мать вашу, это было классно. И ты действительно был частью тайного общества, потому что сначала только десятерым во всем городе нравилась такая музыка, а потом дело пошло. А затем на экраны вышел фильм The Blackboard Jungle с Билом Хейли, а в кинотеатрах начались погромы. Никакой там группы, всего лишь кино, а публика неистовствовала. Народ громил сиденья, сходил с ума. И это было круто. А потом появились Beatles, это было очень важно, а потом панк. Но все всегда возвращается к рок-н-роллу. Элвис, The Beatles, The Sex Pistols, The Damned, мы. Это всегда была прямая линия, и Skunk Anansie в этом ряду, и еще ряд имен. Ряды лучших редеют, но что-то произойдет, так было всегда. Я видел, как круг замыкался четыре раза. Все всегда вернется к рок-н-роллу.

Как ты относишься к тем, кто считает тебя живым воплощением рок-н-ролла?

Лемми: С пониманием, так оно и есть. Это правда и по крайней мере я помню все это. Куда уж этому долбаному Кид Року: я ЕСТЬ рок-н-ролл. Не ты, чувак! Ты даже не играешь достойную музыку, не говоря уж о рок-н-ролле. Если тебе приходится выступать с карликом на сцене, значит ты крут? И его карлик умер, так что ему вновь придется порыться в комнатах своего особняка и найти себе еще одного придурка. Какая трагедия, не так ли.

Микки: Он просто вылез из ниоткуда.

Лемми: Туда ему и дорога. Но он зарабатывает миллионы.

Микки: Бог ты мой, он продал где-то 20 миллионов дисков.

Лемми: Да, но остался говном. Большие тиражи никогда не были показателем превосходства. Я помню, Lieutenant Pigeon быстро продали много пластинок. Они были ужасной, индустриальной группой.

Я никогда не слышала о них.

Лемми: Тебе же лучше. Но как насчет Oasis? Имитация Beatles, что же еще? Но, по крайней мере, они написали хорошие песни, я ценю это.

Что же заставило тебя играть в группе?

Лемми: Я завидовал чужим девкам. Правда. Всем этим парням, девки убивались по ним. Ты не поверишь. Я имею ввиду Клифа Ричарда и группу Shadows, когда он только начал пробивать себе дорогу, знаешь, что он вытворял? Он никогда не улыбался. Представляешь? У него были такие баки как у Элвиса, и тогда он был не плох, но он был популярен только год, а потом сдулся.

На своих летних каникулах.

Лемми: Да. Но мы произвели на свет несколько хорих звезд рок-н-ролла, но они быстро ушли в тень. Билли Фьюри был лучшим. Марти Уайлд был не плох, отец Ким Уайлд. А лучшими были Johnny Kid and the Pirates. The Pirates вернулись к панку в составе трио, потому что Джонни Кида грохнули в 1966. Я вез его полумертвое тело, но тогда я не знал об этом. Я повидал много трупов. Один из них оказался в постели рядом со мной одним утром, моя старушка. Героин.

Ужасно.

Лемми: Да, но это было так давно.

Как бас гитаристке группы, что ты посоветуешь мне относительно музыкальной индустрии?

Лемми: Читай мелкий текст. Никогда не подписывай документов на трапе самолета, потому что они всегда лезут к тебе именно в этот момент. Когда начинается паника: быстренько подпиши-ка вот это! Зачем? Это жизненно важно, иначе ты погубишь свою карьеру, женщины всего мира будут пожирать еду вырванную из ртов своих голодающих младенцев, они умрут, и это будет ужасно. Подпиши это немедленно. Никогда не подписывай контракт в попыхах. Прочти его, возьми с собой в самолет, а уже потом, может быть подпиши его, и отошли им обратно.

Что еще надо сделать? У тебя остались какие-то амбиции?

Лемми: Конечно, масса. Мне хотелось бы, чтобы еще один альбом попал на первое место в Англии. Это моя нереальная амбиция. Мне просто необходимо чуть больше признания. Я имею ввиду, что нас уважают, но они ужасаются от того, что мы такие старые и до сих пор играем. Но тем не менее мы надерем им задницу. Ни одна группа в этом мире не может побить нас на живом шоу. Вот почему нам не организовать никаких крупномасштабных гастролей. Никто не хочет ездить с нами. Мы разорительны и это конец шоу. Есть такие которые запрещали нам ехать с ними в турне. Так что мы послали их, потому что если ты не можешь настоять на своем, тебе не бывать хэдлайнером. Я всегда говорю группе 'дерзайте', если вы в состоянии потягаться с нами, не вопрос. Те, кто поддерживает группу, если ты можешь поддержать меня, поддержи меня, потому в этот момент я способен на многое. Вот почему Микки так неподражаем, он способен показать себя.

Хорошо, последний вопрос. Где предел всего этого?

Лемми: Нет предела. Есть только уровни. Предела нет. Предел тогда, когда тобой играют, а не ты играешь. Если ты наркоманишь, и начинаешь тратить все свое время на поиски нового наркотика, тогда беда. Это шутка, потому что от этого страдает твоя музыка, страдает твоя любовная жизнь, страдает твое самоуважение. Если ты нуждаешься в совете знающего человека, и я знаю, что ты доверяешь мне, есть только один наркотик, который убивает людей, героин и случайные барбитураты. Но ты должен быть полностью застрахован от случайностей, чтобы не умереть от барбитуратов. Ни "спид", ни кокаин, ни трава еще никого не убили. Народ мрет только от героина, он убийственен для всех. Так что не важно как ты зависаешь, или как это клево, это не так. Это как смерть от закупорку сосуда в туалете в полночь, при попытке вылезти из этого туалета. Ничего изящного. К черту, понимаешь. Но не умирай с позором. Никогда не лги на своем смертном одре и не думай, что все было напрасно. Не делай этого, потому что это хуже всего.

4.06.2001 - интервью Claire Dyer. Cайт Rock-city.co.uk
Перевод Дмитрий Бравый (9.01.04)

  Оценить:

  Статьи, интервью



MF-B 1998-2017: при цитировании ссылка на сайт Das ist Motorhead обязательна.