Главная страница
Новости
Диски
Рецензии
Синглы
Бутлеги
Концертники
Видео
Другие
Состав
Lemmy
Larry Wallis
Eddie Clarke
Phil Taylor
Brian Robertson
Pete Gill
Mick Burston
Phil Campbell
Mikkey Dee
Хронология
Статьи, интервью
Даты туров
Тексты песен
Гитарные табулатуры
Записи
Каверы
Видеоклипы
Фотографии
Фэны
Опрос
OS Issues
Ссылки
 
Motorhead магазин
 
Motorheadbangers форум
Гостевая книга
Чат
Поиск
 
Об авторе
English language

Реклама на сайте.

Motorhead articles...
Оглушающий Металл

Motorhead – первая группа, под музыку которой я мотал своей башкой.

Мы с Фли мотали своими головами весь концерт и, несмотря на убийственный шум в ушах, который накрыл нас с удвоенной силой сразу же после того, как мы вышли из концертного зала, только на следующее утро, я осознал весь масштаб разрушений.

Я очнулся от кошмара, такого же ужасного как обложка альбома группы Chrome Molly и выпрыгнул из моей гноящейся ямы, чтобы обнаружить, что моя голова все еще прилеплена к подушке!

Motorhead – первая группа от музыки которой у меня болела голова.

Не волнуйтесь я не собираюсь пичкать вас краткой историей этой группы, потому что вы её итак уже знаете, и я даже не стану рассказывать вам о захватывающем путешествии на метро в репетиционную студию, чтобы потратить три или четыре страницы на журналистскую дрочку.

Так вот он я, спотыкаясь, поднимаюсь вверх по лестнице и первый, с кем я сталкиваюсь – Лемми в руках которого тарелка замерзающей фасоли. Его брови шевелятся, говоря о том, что он меня заметил, но глаз своих он от тарелки не отрывает, ему очень важно выудить последние фасолины, чтобы насадить их на вилку (металл играют жестокие люди).

«Привет, Лемми», говорю я. «Я пришел сюда для того, чтобы взять у тебя интервью, но я боюсь». «О, бояться не следует!», твердо говорит Лем. «Твое интервью назначено на пять часов!».

Мы обнаруживаем, что кто-то не удосужился соблюдать распорядок дня, поэтому Лемми собирает свой выводок, располагая этих парней стратегически по всей комнате, чтобы они все подготовились к собеседованию.

Недавно Motorhead давали концерты в Европе вместе с Manowar и Exciter, как усиленная обойма, так как все прошло ребята? «Отлично», говорит гитарист Фил Кемпбелл твердым тоном. «В рамках данного тура, мы впервые выступали в Швейцарии и Копенгагене, и в этот раз на нас приходило больше народу, чем на другие металлические группы, поэтому все прошло замечательно».

Должно быть на сегодня, вы объездили с концертами всю Европу? «Почти всю», говорит Фил. «Югославия, Венгрия. На часовое выступление мы собрали аудиторию в 27,000 человек! Было круто!!».

«На тот концерт подростки ехали автостопом из Восточной Европы и Польши, со всех мест!», добавляет Лемми. «У них есть возможность покупать пластинки, но редкая группа заглядывает к ним с концертами, к сожалению, для них самих».

И когда же вы туда вернетесь? Барабанщик Пит Гилл утверждает, что «Сегодня вечером Вурзель возвращается на марокканском автобусе!». Это сигнал закруглять наше интервью. Но я решаюсь их немножко расшевелить, когда интересуюсь, что они думают о всплеске интереса к металлу в средиземноморских странах. «Я тоже заметил этот интерес», соглашается Пит. «Я ездил в отпуск в Грецию и поразился, там какое-то нашествие металлических групп. В Испании твориться тоже самое. Несколько лет тому назад мы выступали там, давали концерты на аренах для боя быков, и тогда я не мог себе даже представить, насколько сильно поменяется ситуация».

Как вы думаете, почему в эти страны, и в особенности в страны Восточного блока, редко ездят с концертами американские группы? «Мне кажется, они ужасно бояться коммунизма», говорит Фил. «Да, он прав», считает Лемми. «Они не понимают, что европейцы всегда были нейтральны, еще до образования этого самого блока, до их отделения, поэтому вся Европа для нас остается выгодным рынком, а вот американцы этого совсем не понимают. Мировые туры американских групп ограничиваются только Штатами и Канадой! Они думают, что на этом весь белый свет и заканчивается! А вот мы готовы выступать везде. Оркнейских острова, Остров собак, Кони Айленд».

Спустя годы, заметили ли вы какие-то изменения в аудитории Motorhead? «Да, я заметил», ухмыляется Лемми. «Когда с нами играл Роббо, народу на наши концерты приходило намного меньше!!». «Ты что, глупыш?», говорит мне Вурзель. «Да, я глупый», выдает Лемми, а потом выдает на редкость интересную вещь. «Наша публика нисколько не изменилась. Куда бы мы не приехали, они ведут себя одинаково. Носят все те же старые кожаные куртки, джинсовые жилетки, с теми же самыми значками, причем даже в тех странах, в которых они не понимают ни единого гребанного слова, вылетающие из наших ртов».

«Часть своих фанатов мы потеряли, потому что они считают, что должны повзрослеть, жениться, и позабыть об этом идиотском металле. Гарри, я уверен, что среди твоих знакомых таких типов хватает, а если их нет, значит, будут. В Америке все это выливается в насилие, причем насилие по отношению друг к другу».

Да, музыканты Grim Reaper рассказывали мне те же самые истории, когда они разогревали Slayer, которых, кстати, освистали после исполнения нескольких песен. Почему публика реагирует подобным образом?? «Наверное, они друг друга ненавидят», считает Лемми. «Может таким вот необычным способом они тренируются для того, чтобы потом свистеть на каком-нибудь футбольном матче, я не знаю. Зрители банально пиздят друг друга, слэмуют, танцуют, ну, и все такое». В этот момент его внимание переключается на Фила, который ковыряется в своем носу странным прибором. «Че за хуйню ты творишь??», обращается Лемми к своему гитаристу. «У меня нос заложен», вот и все, что он может сказать, что провоцирует быструю насмешку от Вурзеля. «Рыба-игла! Иглобрюх!!», кричит тот.

Вы когда-нибудь видели, как взрослые мужики хихикают как школьницы, рассматривая каталог мужского нижнего белья? Я лично видел. Тогда давайте поговорим о вашем новом альбоме. На мой взгляд, одноименная песня не похожа ни на один трек, записанный вами ранее, а текст как-то связан с названием, или нет? «В каком смысле?», спрашивает пучеглазый басист.

Ну, ты не считаешь, что такое название, как «Orgasmatron» может подталкивать на действия сексуального характера, или тут речь идет о войне? «А, ты так считаешь?», говорит Лемми, причем в этот момент он невероятно похож на моего учителя. «Это песня о тех мужиках, которые бояться дрочить или трахнуть какую-нибудь телку, и вместо этого решают сходить в ближайшую церковь. Это песня об истерии мастурбации!!

«Я бы мог прозвать Гитлера «Оргазматроном», когда он давал всем возможность испытать массовый оргазм. В куплетах этой песни поется о трех вещах – политики, религия и война. Солдаты уходят на войну с удовольствием, когда девчонки забрасывают их цветами. Они маршируют в новой униформе, как большие и крутые парни. Вот тебе пример массового оргазма».

Тебя чем-то не устраивает религия? «Да это поганая мерзость!», фыркает он. «Это дерьмо сидит у меня в печенках!!». А остальные музыканты вашей группы религиозны? «Нет», смеется Вурзель. «Но вот Пит у нас поклоняется хомячкам!». «Нет, он поклоняется таким здоровякам, татуированным уебкам!!», кричит Лемми. Тогда почему «Orgasmatron» получился именно таким, каким получился? Пит (который не смеялся, когда упомянули татуированных грызунов – это его личный фетиш?) мне говорит: «Эту песню мы какое-то время играли, но при этом не знали, что из нее в итоге может получиться. Эта вещь получилась именно такой, потому что во время записи появилось множество новых идей». Хорошо, а о чем поется в теме «Mean Machine»? Есть ли в этой вещи какой-то глубокий смысл? «Да, это песня о Motorhead, машине мчащейся по шоссе», утверждает Лемми, все еще успокаивающийся, после упоминания хомячков. «Большинство моих песен просты, потому что я сам простой парень».

Мне кажется, что «Deaf Forever» во многом продолжает линию, заданную на одноименной «Orgasmatron»? «В целом, да», объясняет Лемми. «Это песня о военном героизме, когда на все насрать. Мертвецам уже насрать на то, что кто-то будет их оплакивать».

Лемми а у тебя имеется свой личный «Коготь» («Claw»), и если да, то в каких случаях ты его используешь? «Ха! Я использую его для того, чтобы уводить чужих подружек!», признается он. «Ко всему прочему, этот самый «Коготь» вещь весьма неоднозначная. Этот коготь может быть похож на большой член с четырьмя головками. Удобная была бы штуковина, как ты считаешь? Такой хренью можно было бы ебать четырех девах, причем одновременно. Так что советую вам девушки держаться вместе, кучкой, а не разбредаться, а то…уххххх! (фу, гадость то какая – прим. ав.!)».

А о чем ваша песня «Doctor Rock»? «Ты слышал что-нибудь о хирургии деревьев? Это песня о сексуальных черных носках нашего Вурзеля!!», говорит Лемми, нагибаясь, чтобы понюхать мерзские потники, и попутно чудовищным образом выпуская газы (причем о пердеже, он фактически заставил меня упомянуть в данном интервью). Съеденные загодя фасолины превратились в их месть!

Фил, о чем ваша песня «Built For Speed»? «Понятия не имею, о чем вообще все эти песни!», признается единственный человек в комнате сделавший вид, что не заметил адский пердеж Лемми. Как же ему повезло с его заложенным носом. Лем отвечает: «Это просто еще одна моя песня о трахе!».

Есть ли какая-то подоплека, история написания «Ridin’ With The Driver»? «Чё! Чё!!», кричит Вурзель. «Это моя песня. Мы недавно были в Европе, и домой, в Лондон, возвращались на поезде. Я прошел в кабину машиниста, и он разрешил мне перейти в другой конец состава, в противоположную кабину, и вести поезд самостоятельно. Я был в экстазе, потому что с самого детства хотел стать машинистом».

При упоминании поездов, Фил достает эскиз обложки альбома, чтобы я вынес свою критическую оценку. Я говорю, что между басовыми бочками отлично могла бы смотреться ограждающая решетка для коров. «С кем ты разговариваешь?», спрашивает Пит. Можем ли мы рассчитывать на появление бутафорского локомотива на сцене, прямо на концертах? «Нет», отвечает Лемми. «Мы заставим всех своих зрителей одеться пассажирами!». «А все наши дорожники оденутся в униформу британских железнодорожных носильщиков», шутит Пит. «Мы даже можем позволить себе на пол часика выйти попозже на сцену», отмечет Вурзель.

Поезда и GWR типа также сочетаются вместе, поэтому я спрашиваю их о новом лейбле. Как вы на них вышли? Хорошие ли у вас сложились отношения? «Просто замечательные», нахваливает Лемми. «Руководство лейбла сидит прямо над нами, поэтому нам не надо далеко ходить, чтобы на что-то пожаловаться! Нет, они сотрудничают с нами, с Girlschool и… гм, Thor. Этот лейбл сколотил наш менеджмент и он не имеет никакого отношения к «Bronze»».

Если вспомнить дурное прошлое, что на самом деле случилось с концертом в Великом Ярмоте, спонсором которого выступил журнал Kerrang!? «Там было очень хуево!», стонет Пит. «Черт меня дери, организовано все было просто отвратительно! На этот концерт мы специально прилетели из Штатов. Для начала, все должно было состояться в маленьком концертном зале, оно и к лучшему, потому что ни один мудак так там и не появился!! Генераторы нашего концертного аппарата сломались прямо на середине нашего концерта, поэтому у нас нарисовался такой милый 15-ти минутный перерыв».

«Пит вскарабкался на свой барабанный стульчик, скинул свои шорты, и изобразил танец, сверкая своей голой жопой!», обвиняет Пита Фил. «Да, при этом я еще напевал «Ten Green Bottles»!!, вспоминает Лемми. Пит решил снабдить меня дополнительной информацией. «На тот концерт пришло всего 600 с небольшим человек, и это было безумием для некоторых хороших групп-участниц – Waysted и Grand Slam». Лемми явно сделал для себя определенные выводы. «Бессмысленно в плохую погоду, когда идет дождь, проводить рок-фестиваль на выходных в безлюдном выходном лагере в Норфолке. Для всех нас это стало настоящим уроком. Это была полнейшая засада». «Причем это было еще и весьма не дешевое удовольствие – 30 фунтов за три фестивальных дня», говорит Фил.

Вы не объясняете своим фанатам, что не можете себе позволить, с финансовой точки зрения, выступать в любом месте? Хоть в Шотландии, хоть в Уэльсе? «Мы выступаем по всей Шотландии», заявляет Пит.

Лемми спешит прояснить ситуацию для всех английских фанатов: «Поймите, мы не в состоянии приехать с концертом в каждую хуем забытую деревушку, поэтому выступаем в самых крупных городах в местной округе. Шотландцы в провинции постоянно жалуются на то, что мы играем строго в Эдинбурге, Глазго и, возможно, в Абердине, но не в Обане!! Что, черт возьми, мы можем поделать??!».

«Как-то раз мы гастролировали с Saxon и отыграли 54 гребанных концерта! А потом мы спрыгнули с вышки аккурат в мокрую губку! Но на севере Уэльса нам смысла выступать нет никакого. Я так говорю, потому что сам оттуда родом. Там одни стрип-клубы в которых грохочет ритмичная музыка джунглей, под которую ваши детки начинают ебаться как кролики!».

«Половина Америки вернулась в Средневековье, когда какие-то пидорки лепят на пластинки предупреждающие наклейки, типа: «Берегись! Сатанинская музыка!», и прочая хуета!». А ваш «Orgasmatron» тоже наклеечку заработает? «Надеюсь, что да!», жаждет Лемми.

Я вот заметил, что Judas Priest как-то удалось выкрутиться, чтобы избежать этих страшных наклеек. Может ли вся эта фигня повлиять на сочинение ваших новых песен? «Я сочиняю песни и при этом вовсе не стремлюсь сознательно кого-то разозлить», говорит Лем, а потом уточняет: «А вот чего-то сторониться, я бы точно не стал».

Как вам в головы приходят все эти извращенные идеи? «Я просто сочиняю не задумываясь», говорит Лем совершенно искренне. «Тем не менее, песен о Дьяволе, я не пишу. Мне вообще на Дьявола как-то похуй». «Да», говорит Пит. «А что этот Дьявол написал для нас, а?». Вурзель начинает морщиться, изображая задумчивость. «Однако он пришел на один из наших концертов, но, этот прохвост нам не заплатил!».

«Ты какой-то тихоня, согласен?», говорит Лем, обращаясь лично ко мне. Ну, да. Я умею достать своего оппонента, и надеюсь вытащить из вас много чего такого, о чем потом, когда это попадет в печать, вы будете сожалеть. «О, нет!», задухается Лем в притворном ужасе. «Мы попали в капкан!!». «Рыба-еж! Рыба-еж!!», орет Вурзель.

«Послушай», обращается ко мне лидер группы. «Нет желания немного послушать?». Гм, на самом деле у меня есть запись вашего альбома. «Нет, нет, нет. Сейчас я говорю о реальных вещах!». Мой рот говорит «да», в то время как мое сознание сопротивляется, и орет «Нет!», и это только что случилось. Прощай жестокий мир – это «Orgasmatron», в живую, в замкнутом пространстве.

Вы можете всю свою жизнь потратить в биологической лаборатории, безуспешно стараясь превратить человека в медузу. Группа Motorhead может сделать это всего за три минуты. (були-були) «Рыба-еж!!».


Журнал Metal Forces (Англия) №19 1986г. Автор: Garry Sharpe-Young
Перевод Дмитрий Doomwatcher Бравый (05.01.16)


  Статьи, интервью



MF-B 1998-2017: при цитировании ссылка на сайт Das ist Motorhead обязательна.