Главная страница
Новости
Диски
Рецензии
Синглы
Бутлеги
Концертники
Видео
Другие
Состав
Lemmy
Larry Wallis
Eddie Clarke
Phil Taylor
Brian Robertson
Pete Gill
Mick Burston
Phil Campbell
Mikkey Dee
Хронология
Статьи, интервью
Даты туров
Тексты песен
Гитарные табулатуры
Записи
Каверы
Видеоклипы
Фотографии
Фэны
Опрос
OS Issues
Ссылки
 
Motorhead магазин
 
Motorheadbangers форум
Гостевая книга
Чат
Поиск
 
Об авторе
English language

Реклама на сайте.

Motorhead articles...
Мастера Металла

Judas Priest, Heaven and Hell, Motorhead, и Testament объединились в рамках летнего турне "Мастера Металла" (Metal Masters tour), и здесь, в эксклюзивном интервью, лидеры всех четырех групп признаются, каково же им быть истинными защитниками веры.

Доверьтесь нам: не просто согласовать рабочие графики четырех икон heavy metal. К счастью, фронтмен Judas Priest Роб Хэлфорд, вокалист Heaven and Hell Ронни Джеймс Дио, идеолог Motorhead Лемми Килмистер, и крикун из Testament Чак Билли настолько взволнованы перспективой совместного турне Metal Masters, что они желают поделиться своими планами и собраться ради такого события в Лос Анжелесе, чтобы принять участие в фото сессии для обложки нашего журнала и интервью "за круглым столом". К сожалению, но всю честную компанию можно собрать только в "не металлические" 11 часов утра в воскресенье.

Даже при таком раскладе, "время – деньги". Хэлфорду надо сваливать в полвторого дня чтобы успеть на авиарейс в Нью-Йорк, что делает наше общее еще более напряженным, на часах 11:30, а Килмистера все еще нет. Секунды тикают, и наш репортер ждет со спазмами, скручивающими его желудок, стараясь отогнать от себя разные неприятные картины, например как Лемми храпит в своей кроватке, а рядом с ним свернулись калачиком парочка девчонок-байкерш, и весь пол вокруг завален пустыми бутылками из-под ликера.

Затем, лидер Motorhead резко вламывается через входную дверь и направляется прямиком к столу с выпивкой, где, в пластиковый стаканчик, он наливает себе парочку унций сока. Потом он откупоривает бутылку виски Jack Daniel’s, наполняя свой сосуд до краев виски из штата Теннесси, и делает приличный глоток.

"Наверное, Лемми впервые приходит куда бы то ни было до обеда", восхищается Хэлфорд, явно не волнуясь о том, что отсутствие Килмистра может помешать программной статье нового номера Revolver. Дио и Билли, которые стоят в углу комнаты и обсуждают недавнюю экскурсию Дио на Ранчо Скайволкера (Skywalker Ranch) где команда занимавшаяся спец. Эффектами для фильмов Джорджа Лукаса работала над выходящей в скором времени видео игрой, точно также невозмутимы.

В ретроспективе, понятно, почему "торможение" Килмистра, находящего неправильно сложенное полотенце в ванной комнате своего гостиничного номера, могло стать проблемой для этих парней. Турне "Мастера Металла" уже пережило все взлеты и падения и межличностные столкновения, которые только могут иметь место в часто жестокой музыкальной индустрии. Первые 19-ть лет, пока Хэлфорд пел в Judas Priest (начиная с 1973), группа прославилась своим острым, как бритва звучанием и затянутым в кожу имиджем "Новой Волны Британского Хэви Металла". Но позднее, в 1992 году, он не очень хорошо расстался с этой командой (по всей вероятности по причине того, что его коллеги по группе не позволили бы ему "запустить" свой сторонний проект), и вернулся на свое место в 2003. Работа Ронни Джеймса Дио в составе Black Sabbath вернуло эту группу в строй, после того как в 1979 они выгнали Оззи Осборна, но внутренние разногласия были настолько серьезными, что вокалист покидал состав этой банды не единожды, а дважды. Головокружительные и неистовые песни Motorhead стали предвестником панка 70-х и заложили основу скоростного металла и треша, в то время как в конце 80-х, на пару с такими группами как Exodus и Overkill, Testament стали важным компонентом второй волны thrash metal. Однако обе эти команды потеряли важных музыкантов и потом, по всей вероятности, им пришлось терпеть бесконечные смены составов. И все четыре группы пережили эры гранджа, альтернативы и так называемого "нового металла", попутно лишаясь контрактов с крупными фирмами грамзаписи, и подписывая договоры с независимыми лейблами ограниченными в своих возможностях. Но не смотря на все эти проблемы, металлические мастера продолжали свой бой, выступая по клубам, "паркам развлечений", и на любых других концертных площадках, где бы они не были востребованы, веря в то, что лучшие времена снова наступят для них.

И вот эти лучшие времена пришли. А в 1992, когда на обложках металлических журналов замелькали Nirvana, Pearl Jam, и Soundgarden, и даже Нострадамус, провидец, ставший героем одноименной, новой, масштабной хэви металлической оперы Judas Priest, никто бы просто не решился предсказать, что фактическое воскрешение металла старой школы. Но за последние несколько лет, фанаты вновь воспылали любовью к классическому звучанию. Вне зависимости от активной эксплуатации фирменного металла как в видео играх, так и в саундтреках, и появления таких групп как Atreyu и Avenged Sevenfold, которые носят влияние металла 80-х на своих гитарных ремнях, или где бы то ни было, ясно одно: молодые поклонники металла открывают историю своего любимого жанра и обнаруживают бриллианты прошлого.

Когда Хэлфорд, Дио, Килмистер и Билли одеты во все черное и очень похожи на легенд, которыми они и являются, смеются чаще, чем мы можем себе представить, Revolver делает несколько фото. Потом все собираются за одним столом для того, чтобы поговорить о новом рождении своего особого жанра, недостатке звездного порошка во многих современных группах, опасностях интернета, и, самое важное, почему же важно, чтобы металл оставался порочным.

Как вы думаете, что послужило неким катализатором всплеска текущей популярности металла старой школы и треша?

Ронни Джеймс Дио: Во властные структуры, на радио станциях и в рекламный бизнесе сейчас пролезли те люди, которые много лет назад фанатели от нас. И теперь они способные сделать что-то значимое и важное для любимого ими жанра. Они способны привлечь к нам то внимание, которого мы были лишены.

Чак Билли: А еще на рынке развлечений появились такие игрушки как Guitar Hero и Rock Band, тем самым эту музыку открывает для себя совершенно новое поколение. Дошло до того, что уже 6-ти летние дети слушают металл.

Лемми Килмистер: Да, на Guitar Hero независимую музыку вам не найти, не так ли?

Чак: Нет, но теперь они слушают эти метальные песни, начинают копаться и искать другие песни, "переваривать" наши прошлые достижения и изучают металлическую историю.

Мне кажется, что "Мастера металла" это турне, которое ждет успех во всех северо-американских регионах, да и по всему миру, но вы решили ограничиться всего 14-тью концертами. Почему?

Роб Хэлфорд: Конечно, в рамках этого тура мы бы могли с успехом выступить на всех фестивалях в Европе, Японии и Южной Америке, но это было бы просто не практично. Жизнеспособность диктует свои правила игры, гм…

Лемми: Финансовая сторона вопроса.

Роб: Приходится оплачивать счета, и надеяться привести какую-то копеечку прибыли с собой домой. Так что компания Live Nation, занимающаяся организацией данного тура, должна вести крайне избирательную политику, чтобы просчитать всю финансовую выгоду наших выступлений на том или ином музыкальном рынке. Я уверен, что на сегодня, когда билеты можно заказывать заранее, им захочется добавить в график тура дополнительные концерты, но уже немного поздно.

Мне кажется, что все вы пережили не простые времена, когда многие ваши коллеги, ровесники сгинули в небытие?

Лемми: Мы просто тупо не умеем больше ничего делать, так что разве у нас есть выбор?

Чак: Мне кажется, все дело в верности выбранному пути и иммунитете на меняющийся музыкальный климат. Вот, к примеру, когда вылез грандж, мне казалось, что металл покинул нашу грешную планету. Но мы просто продолжали ломиться вперед.

Лемми: Да, надо сказать, что грандж ничего не изменил. Металлическая музыка всегда была популярна; СМИ просто решили "забить" на этот стиль, вот и весь расклад. Мы вполне могли бы продавать билеты на наши концерты и выступать с аншлагами, но просто никто не написал бы об этом, никак бы не стал освещать это в прессе. Они попытались убить нас, но обломались, кишка тонка.

Роб: А еще нельзя забывать о том, что на белом свете есть только один Motorhead и только один Judas Priest, и Heaven and Hell и Testament в единственном экземпляре. Мы не похожи на остальные команды. Много лет назад мы начали играть в своем уникальном стиле и просто гнем свою линию. Уверен, было бы интересно постараться найти некую тайную формулу, но такой формулы, разгадки, попросту нет. Есть своя уникальная химия нескольких парней собравшихся вместе и играющих свои любимые песни. И во многом мы не умерли и продолжаем жить как творческие единицы за счет поддержки наших поклонников.

Лемми: Именно фанаты всегда скажут нам, если мы где-то лажаем. Я могу пообщаться с ними после любого концерта, и они скажут мне правду, старичок. И я этим людям очень даже доверяю, потому что иной раз просто необходимо как бы посмотреть на себя со стороны, быть "над ситуацией", бывает просто устаешь и как бы опускаешь руки. А от этих пацанчиков "шиа в мешке не утаишь".

Роб: Крайне важно не "витать в облаках" не уподобляться некоему недосягаемому божеству. Никто из нас не страдал подобной заносчивостью. Мы жили в реальности, и народ знал, кто мы и что мы.

Лемми: Вот почему ребята работающие механиками очень даже похожи на нас. Они приходят на наш концерт, и мы грохочем как в механической мастерской - по крайней мере, мы так звучим. Любой, кто зарабатывает себе на жизнь механической работой, вкалывает на заводе, хочет свалить с фабрики на выходные и сходить развеется на рок концерт. И любой из нас также хотел бы свалить из того говняного мира в котором им приходится жить, и слава богу, что в свое время нам удалось убежать, поэтому на 90 минут нашего концерта они как бы вырастают на три метра.

Ронни: На три метра? Я бы остановился на метр 80-т.

Почему же поклонники металла преданней фанатов других музыкальных жанров?

Лемми: Потому что мы стараемся ради них и не бросали это дело, когда все остальные забивали, и они держатся вместе с нами.

Ронни: Металл такой специфичный музыкальный стиль, в котором каждый может найти для себя что-то свое.

Лемми: Каждый может почувствовать себя вечным отщепенцем.

Ронни: Вот о чем и речь. На самом деле металл это такая "неприкаянная" музыкальная форма, не вписывающаяся в какие бы то ни было каноны, из-за дрес кода, из-за норм поведения, из-за вкусов слушателей. Металлиста всегда недолюбливают и записывают в маргиналы. Фанаты реально могут общаться и быть с нами на равных, но при этом остаются отщепенцами для остальных. Металлические команды стоят особняком, и вместе со своими поклонниками мы чувствуем единение и силу.

Лемми: Ты получаешь большую независимость.

Я думаю, что многим молодым командам не хватает осознания собственной значимости, не достает крутости, которая была свойственна группам "старой школы".

Лемми: Я знаю. Современные музыканты выглядят как прохожие на улице, и это обламывает, не так ли? А ведь хочется увидеть на сцене музыканта свалившегося к нам словно пришелец с другой планеты. Вот таким инопланетным должно быть хорошее рок шоу - чужаки из другого мира приезжают в ваш город, чтобы начистить вам рыло и быстренько трахнуть вас, разве не так?

Роб: Да, для меня это важно. Мы начали свой путь еще до появления интернета и разных там факсов. Когда любой из нас приезжал к вам в город, это появление было сродни большому таинству. Все удивлялись этому прибытию. Слушатель и зритель не знал, какой же будет концертная программа, как эти перцы будут смотреться на сцене, не знал, как будет выглядеть сама сцена. И все это нагнеталось, накручивалось до того момента, пока в зале не мерк свет и группа не одила на подмостки. А сейчас все это очень не просто воссоздать, реанимировать. Фанаты уже заранее знают, что ты там будешь играть. Они знают, как ты будешь выглядеть. А раньше все это воспринималось как откровение. Но говоря все это, я считаю нас самих счастливчиками, потому что у нас до сих пор получается творить эту магию, когда-то давно созданную фанатами.

Да и групп сейчас слишком много, не так ли?

Лемми: Да, определенно. На современной сцене есть такие банды, которые в 60-тые или 70-тые никогда бы не выбили себе контракт на запись. Их бы просто камнями закидали.

Ронни: Нет, не надо "ля-ля". Я не считаю, что сейчас музыкальный рынок перенасыщен группами. Они что, зря, что ли стараются? Конечно не зря. Прежде всего, им самим в кайф играть на сцене. Вот что важнее всего. И потом, если музыкант способен поделится своим кайфом с собственными поклонниками, это вдвойне приятно. Сейчас групп не так уж и много, и перспективных музыкантов раз, два и обчелся, но это не тупик. Мы сами, как музыканты, должны принимать и понимать любую музыку, и не важно нравится она нам или нет, ведь нам надо помнить, когда другие говорили нам, "Нет, вы не умеете это играть. Мы такое говнецо просто не допустим."

Лемми: Я помню эти слова так как лышал их на прошлой неделе. (смеется)

Вы сказали об интернете, который, конечно же, меняет всю динамику музыкальной индустрии, начиная с рекламы и заканчивая распространением любого музыкального товара - как легально, так и не легально.

Лемми: Старина, только вот мы переживаем избыток информации. Большинству такой поток информации без надобности.

Чак: Интернет, по моему мнению, губит фирмы грамзаписи и отрицательно сказывается на цифрах продаж, но вот для групп мировая сеть сродни халявой рекламе, возможность сообщить фанатам о своем появлении, и о новом продукте, продвигаемом на рынке.

Но если лейблы не продают ваши пластинки, вы не получаете авторские гонорары и не имеете спонсоров на ваших турне.

Чак: Это верно, но я полагаюсь на свои собственные силы и на свое умение гастролирующего музыканта. Я готов распространять билеты на свое шоу, и рассаживать зрителей по своим местам.

Ронни: Если какой-то музыкант способен дать своему слушателю нечто ценное, найдется и хакер, который изыщет способы распространить этот ценный продукт на халяву в интернете. Надо знать, как это сделать. Но вот как источник информации интернет – великая штука. Но я сразу предупреждаю, не суйте свой гребанной нос в мои дела, потому что мои дела вас не касаются. Хорошо, используйте интернет как вам заблагорассудится, но лезть в мою личную жизнь не надо. Подобное вторжение – гадкая сторона интернета. Из-за этой интернетовской вседозволенности многие музыканты больше не хотят продолжать свою карьеру. Все знают, где я живу, знают номер моей страховки, знают о том, сколько я зарабатываю. Ваша частная жизнь в опасности.

Лемми: А ведь будет только хуже. Интернет – величайшая информационная машина из созданных человеком, и как человеки это используют? Для детской порнухи. Вот такие они загадочные люди-человеки!

Роб: Не важно нравится нам все это или нет, что-либо менять уже слишком поздно. Нам остается приспосабливаться. К счастью, с нами остается наши традиции, наша история и знания. А вот молодым группам придется ой как не сладко. Когда мы все начинали свою карьеру в музыке, наши фирмы грамзаписи поддерживали нас. Нам так и говорили: "Так, лады, ребяты, запишите два-три-четыре альбома, чтобы обрести почву под ногами, мы по любому с вами." А что сейчас лейблы говорят своим молодым группам: "Так-так, ваш дебютный альбом не разошелся тиражом 50,000, пока, ребята!"

Ронни: Но все равно я не считаю, что мы в праве кого бы то ни было отговаривать впрягаться в это дело.

Роб: Это такой каф, вы просто не представляете, кайф играть в металлической группе, иметь возможность гастролировать, ездить в гастрольном автобусе, путешествовать, как это делаем мы.

Чак: Нам надо заниматься своим любимым делом, все остальное - шелупонь.

Лемми: Да, я от этого торчу, мужики. Торчу от этого "цирка на выезде".

Ронни: Круче всего то, что мы с вами живые примеры того, чего можно достичь при наличии веры в свое правое дело, и мы пришли сюда, чтобы сказать другим – "не сдавайтесь!".

Состав многих легендарных металлических групп менялся. Когда один возвращается в группу, в которой не играл уже несколько лет, или к вам в состав возвращается тот музыкант, который не играл с вами целое десятилетие, вам не кажется, что в таких случаях вы словно открываете себя заново?

Роб: Да, это сродни возвращению домой. Если вы возвращаетесь к тому, с чего начинали, с вами возвращается и некая уникальность. Так что если состав какой-т группы менялся, или вы сами уходили и возвращались, возвращение к началу – это благо.

Чак: Сейчас для Testament очень важен состав, его уникальная химия. После 14-ти летнего отсутствия, к нам в группу вернулись оригинальные музыканты. И на первой же репетиции, мы словно снова сели в старую лодку. Мы играли с уверенностью, группа как один организм, и те песни, которые мы написали 20-ть с лишним лет тому назад, теперь, с оригинальными музыкантами, мы заиграли их гораздо круче.

А что вы скажете о таких мрачных исторических фигурах как Нострадамус, Алистер Кроули, и Маркиз Де Сад, о которых так любят петь металлические группы?

Роб: А кому интересные всем понятные герои? Хочется рассказать об исторической фигуре, причем вызвать противоречивую реакцию.

Лемми: По большому счету, тянет рассказать об опасных людях, не так ли? Если есть желание поизучать историтю, читать о какой-то засранной средневековой аграрной реформе ну совсем не хочется. Хочется что-то узнать об Аттиле, Кровавом Хане, о том как нормандцы покоряли Британию - любой сюжет с замесом на рубилове и кровавом месиве. Вот что интересно.

А как вам те группы, которые пишут песни о реально злых персонажах, о серийных убийцах или коррумпированных политиках?

Роб: Зло – это жизнь, и от него некуда не денешься. Могу сказать, что мы вот тут сидим, а за пределами этой комнаты творится зло.

Лемми: В основном в Вашингтоне, округ Колумбия.

Роб: Не думаю, что мы несли зло в собственном творчестве. В этой музыке порочная сторона жила всегда. Просто мы не боимся говорить о проблемах, стараемся донести до слушателя свои переживания, хотим найти у слушателя отклик своей лирикой.

Лемми: Тема зла интересна для любого здравомыслящего человека. Посмотрите выпуск новостей, что творится в ночное время суток. Зло как оно есть.

Роб: Интересно, что только в металле, конкретно в этом музыкальном стиле можно говорить со слушателем о по-настоящему сложных жизненных проблемах, и это делает нас особенным.

Ронни: Да, в этом и состоит сила музыки. Куда там джазу, кантри или попсне тягаться с металлом, эти стили не затрагивают столь мощные темы.

Лемми: И обо всем этом нужно говорить громко. На наших концертах не развлечешь соседа праздной беседой. Бывает приходишь на не металлический концерт и видишь как зрители в аудитории стоят и болтают, пока музыканты въебывают на сцене. Такого на концерте Motorhead не увидишь.

Интернет сайт www.revolvermag.com, автор Jon Wiederhorn 09.2008
Перевод Дмитрий Бравый (29.05.10)

  Оценить:

  Статьи, интервью



MF-B 1998-2017: при цитировании ссылка на сайт Das ist Motorhead обязательна.