Главная страница
Новости
Диски
Рецензии
Синглы
Бутлеги
Концертники
Видео
Другие
Состав
Lemmy
Larry Wallis
Eddie Clarke
Phil Taylor
Brian Robertson
Pete Gill
Mick Burston
Phil Campbell
Mikkey Dee
Хронология
Статьи, интервью
Даты туров
Тексты песен
Гитарные табулатуры
Записи
Каверы
Видеоклипы
Фотографии
Фэны
Опрос
OS Issues
Ссылки
 
Motorhead магазин
 
Motorheadbangers форум
Гостевая книга
Чат
Поиск
 
Об авторе
English language

Реклама на сайте.

Motorhead articles...

Интервью с Лемми Килмистером, басистом и фронтменом Моторхэда


Ozzfest 1998, Dave Rogers и John (Won) Veit где-то в New Jersey.

Grindline: Итак, у нас несколько тем, о которых мы можем поговорить; хиппи, лгуны, собаки.

Lemmy: Все хиппи - лгуны, но я никогда не встречал собаку, которая была бы лгуном. Я никогда не встречал собаку, которая также была бы хиппи. Нет - вру: однажды я видел собаку, которая съела полфунта наркотика, и она тут же стала хиппи. Как-то у нас был кот по имени Передозировка, он выпал из окна, к счастью там было всего два этажа.

Grindline: Судя по паре вещей типа "Traitor" и "Don't Lie To Me", вам очень досадили лгуны?

Lemmy: Также есть песня "Liar". Большинство людей в этом бизнесе ненавидит лгунов. Не замечали?

Grindline: Да, мы кое-как проникли сюда. Пришлось пролезать под забором.

Lemmy: И вам такой способ показался хреновым? Вам надо радоваться: сегодня репортёрам вообще доступ запрещён.

Grindline: Я хотел спросить вас о песне "Stone Deaf Forever". Что на самом деле вы имели в виду?

Lemmy: "Stone Dead Forever"? Мы делаем "Stone Dead Forever" and "Stone Deaf Forever". Это только игра слов. Так же, как "Snake Bite Love" - о змеях. А Ace of Spades - об азартных играх. Мне нравится извращаться над словами.

Grindline: Мы думали, что это говорит о восприятии жизни, когда не обращаешь внимания на всякую ерунду. Только будучи как камень глухим ко всему дерьму вокруг нас, можно преследовать свои цели.

Lemmy: Тоже хорошо. Интересная мысль. Я не думал об этом, когда писал песню. Я думал о ком-то, кто был выброшен на берег, проиграв из-за своих собственных действий. Время платить по счетам. Типа испробовал всё, и всё провалилось.

Grindline: Это похоже на то, что вся эта ерунда есть и в музыкальном бизнесе, только вы продолжаете делать своё дело, не смотря ни на что.

Lemmy: Ну, мы делаем хороший материал, видишь ли. Я действительно не вижу никакой причины менять что-то. Мы меняемся в пределах своего жанра. Мы меняемся, мы делаем много различных вещей в пределах этого. Это похоже на Hendrix или Битлз. Если у вас есть дар предвидения, если есть хорошая проницательность, то не изменяйте этому. Почему? Потому что это стоит сохранять. В то время, как мы меняемся немного, мы никогда не изменяем общее направление, потому что мы должны хранить это. Рок-н-ролл заслуживает быть сохранённым, и мы - немногие из тех motherfuckers, которые, вроде, заботятся об этом. Не все так делают.

Grindline: Да, и мы здесь получили все эти альтернативные dork группы, играющие на главной сцене, а вам досталась арена B.

Lemmy: Что вы можете сделать с этим? Единственная группа, которой стоит находиться на главной сцене - Sevendust, если вам интересно моё мнение. Так или иначе, они очень хороши.

Grindline: А что можете сказать об Ozzy и его перестановках в команде?

Lemmy: Мне не нравится его теперешняя группа. А ему не нравилась прежняя группа и он заменил её две недели назад.

Grindline: Как вам нравится толпа здесь? Действительно, это что-то.

Lemmy: Это для нас просто отлично. Мне только жаль, что их не ещё больше.

Grindline: У вас есть дети?

Lemmy: Двое. Младшему - тридцать один. Так что это и не дети уже.

Grindline: Когда они были подростками, они ходили на рок-концерты, пьянствовали и вообще вытворяли всё то, что обычно делают дети?

Lemmy: Первый был усыновлён при рождении, так что я никогда не видел его. А другой необычайно талантливый гитарист. (Тут он надолго закашлялся), эти Marlboros действительно хороши для вас. (Взгляд в окно) Никогда в моей жизни не видел так много полицейских.

Grindline: Да, Jersey - прекраснейшее место.

Lemmy: Если они собираются помешать турне Оззи Озборна, они получат fuck от всех этих банд. (Продолжая кашлять) Так на чём мы остановились?

Grindline: Мы говорили о детях и как много детей, к примеру, испорчено наркотиками.

Lemmy: Знаете, это было всегда. И в двадцатом веке и в девятнадцатом дети подсаживались на что-нибудь. Кокаин не был запрещён до 1920-ых. А героин был средством от морфинизма. Всё возвращается бумерангом. И затем мы получили methadone, который теперь используется, как лекарство от героиновой зависимости. Так что в большинстве случаев лекарство - хуже, чем гребаная болезнь, и все же мы продолжаем доверять этим ученым. В Англии они использовали талидомид, так что дети в шестидесятых рождались без рук, без ног, только с рудиментарными зачатками на плечах, целое поколение детей, рожденных без рук или ног, только с какими-то плавниками, как у тюленей. Кошмар. Вы не видите их, потому что они не показываются на людях.

Grindline: Я тут видел игру группы хиппи, под всеми этими лозунгами насчёт одного большого "Мы", хотя это кажется более похожим на гедонисткое "Я". У Heavy Metal нет таких претензий, но на концертах создаётся ощущение товарищества, большего, чем на концертах хиппи.

Lemmy: Хиппи имели обыкновение быть товариществом давным-давно. Затем это было искажено из-за вещей, подобных Haight-Ashbury, где это начиналось, и я говорю это не потому, что от кого-то услышал, а потому, что я был там, вы знаете, я работал у Hendrix'a в его дорожной команде, так что я видел многих из этих людей. И я был в группе по имени Hawkwind, которая была одной из самых настоящих, fuckin', хиппи-групп. Большинство хиппи были просто пустыми. У них не было философии, они только зря тратили время и развлекались. Это то, что мы делаем и теперь. Кроме того, ради развлечения вы берёте пушку и идете и стреляете ваших одноклассников. Что тоже не кажется мне очень плодотворным. Так что всегда будут жопы там. И этого не избежать. Их каждый день плодится больше, чем хороших людей. Верно? У вас разве не было неприятностей, причинённых вам какими-нибудь грёбаными слабоумными? Да пройдите хоть пять ардов, только выньте ваши записную книжку и карандаш, и вы вернётесь обратно с полной книгой, если собираетесь записывать каждого встреченного идиота. А хорошие люди, как зубы у, fuckin', цыплёнка - хрен найдёшь. Так что, если вы встречаете хорошего человека или хорошего друга, вы дорожите им и не имеет значения, какая у него причёска, жопа - она и есть гребаная жопа - черные, белые, длинные волосы или короткие волосы, жопа - это гребаная жопа. Есть черные жопы, белые жопы, красные индийские жопы, японские жопы, вы никому не можете доверять. Вы знаете все это bro дерьмо? (делает эти дружеские этнические high five над головой) А затем он продаёт тебе крэк, который разрушает твою гребаную жизнь, но он - твой bro, так что это хорошо. Ладно, ебать эту философию. Хорошие парни - это хорошие парни, а жопы - это жопы. Это - самая истинная вещь, которую я когда-либо говорил.

Grindline: Что вы думаете обо всей этой современной музыке, hip hop, музыке, которая делается на сэмплах?

Lemmy: Ну, если вы собираетесь быть музыкантом, вам не нужны сэмплеры. Вы можете играть это непосредственно. Все из раннего рэпа использовали, fuckin', барабан John'a Bonham'a. Приблизительно десять групп использовали это. В смысле, если ты не способен бить по барабану, собираясь быть музыкантом, ты в большой жопе. Это же не так трудно, не так ли? Бам! Если ты смог бы научиться этому, всё было бы проще. Может, со временем ты смог бы бить даже по двум барабанам сразу!

Grindline: Толпа, однако, идёт на эту электронную типа музыку.

Lemmy: Я не знаю, как назвать это. Для меня это всё одинаковое звучание. Звуки очень похожи. Я как сейчас слышу своего отца, который говорил то же самое о нашей музыке. Теперь я - в возрасте моего отца, так что я думаю так же. Им, естественно, нассать на меня. Так это работает. И это их право. Молодым людям с их музыкой нассать на старших. А мы потому и играем, что большинство людей это не принимает.

Grindline: К сожалению, музыка не становится лучше.

Lemmy: Это точно, музыка не улучшается. По крайней мере я действительно не полагаю, что она становится лучше. Объективно говоря, может, она и стала лучше, только я не могу понять, в чём именно, старый, наверное. Но я смотрю на всё это, и думаю, что музыка даже ухудшается. Вещи, что играют на MTV - посмешище. Три четверти групп в этой стране, даже людей, которые собирают целые толпы, вы можете никогда не увидеть и не услышать на MTV или радио. Они поднимают людей, которые имеют один хит и затем исчезают. Всякие искусственные группы, вроде Спайс Герлз. Они - обезьяны. Помещаются объявления в газету: "Требуются 6, fuckin', девочек 5 футов роста с большими сиськами и смазливым фейсом". Это напоминает объявления о девочках по вызову.

Grindline: Это как Моторхэд играет уйму концертов и делает уйму записей, но никогда не имеет действительно большого хита.

Lemmy: Мы никогда не покупались публикой, они не покупают наши альбомы. Потому вы и приходите на концерт, что это всегда является хорошим шоу, и это всегда было нашей силой. И когда вы видите концерт Моторхэда, вы знаете, что видите настоящую, fucking, вещь, и никаких вопросов не возникает.

Grindline: Мой друг видел вас здесь около десяти лет назад.

Lemmy: Да, но это было десять лет назад, и мы теперь намного лучше. В вашей юности такого не было. Люди потому с нежностью вспоминают музыку своей молодости, что тогда они первый раз трахнулись, выкурили свою первую сигарету, или косяк, и вообще впервые хорошо проводили время на фоне той музыки. Мы больше не можем повторить этого для вас, никто не может, так что и пробовать не стоит.

Grindline: Парни, мы ехали на скейтах к вам больше десяти лет.

Lemmy: Очевидно, это хорошая музыка, чтобы кататься на скейтах, если мне так говорят. Я никогда не катался на скейте. Знал, что это была бы моя ошибка. Я бы немедленно грохнулся на спину и меня бы парализовало на всю оставшуюся жизнь.

Grindline: Несмотря на то, что вы никогда не прекращаете падать.

Lemmy: Не каждый может ездить на скейтборде. Иначе это действительно скучно, если бы каждый делал это. Это ваше, верно? И вы это знаете. И ни один motherfucker этого не поймёт, верно? В этом весь секрет. Мы это мы, а вы это вы. Мы все должны прилагать какие-то усилия, чтобы быть лучше. Мы должны относиться к вам так же, как хотим, чтобы относились к нам. И я скажу вам, кто такой настоящий друг. Настоящий друг - тот, который спрячет тебя, если тебя хотят убить. Вот это - настоящий друг. Сколько таких вы знаете?

Grindline: Пару.

Lemmy: Вот именно. All the rest of 'em, out the window.

Grindline: У обочины. Многие ли люди досаждают вам, всякие психические вампиры, пытающиеся сосать вашу энергию?

Lemmy: Хорошо, если это - женщина, я не возражаю, если она что-то там у меня будет сосать. Но вообще надо учиться распознавать это. Хотя это и трудно. Некоторые парни действительно убедительны. Люди подходят к тебе и у них такие лица - доверился бы полностью, и никогда не подумаешь, что они могут наебать тебя, и вдруг у них нож в руке. A handful of hello and a mouthful of nevermind.

Grindline: Что они хотят, деньги?

Lemmy: Нет, они только ищут какой-то рефлексии на свои представления о чём-либо. Я не знаю. Если ты известен - людей тянет к тебе. Они ничего не хотят от тебя. Они только хотят находиться рядом. Отраженная гребаная слава или типа того. Хотя у Motorhead'a последние годы нет большой славы.

Grindline: По крайней мере с рок-н-роллом вы получили наркотики, выпивку и девок.

Lemmy: Ничего плохого. Я не знаю, что лучше этого. Если вы предложите мне вместо секса, наркотиков и rock-n-roll'a... (повисает длинная пауза), вообще не могу придумать ничего лучше. (Лемми листает Плэйбой) Видите эту Julie Brown в Плэйбое? Она, ребята, классно выглядит. Она была старой моей подругой. Не плохо для VJ.

Grindline: Вроде, не искусственная, настоящая.

Lemmy: Да не всё ли равно? Вам надо видеть, как настоящие сиськи висят до пупа? А огромные шары, набитые холодной овсянкой, вы, значит, видеть не желаете? Или кто-то хочет? Дайте мне силикона. (Мы начинаем падать со смеху). Вы увидели нас и теперь заболели. Мне всегда нравилось, когда чёрные приходят на концерт. Я никогда не понимал, почему, когда играл Hendrix, в зале никогда не было черных, и все чёрные ненавидели его, потому что думали, что он продался белым, но это, fucking, неправда, он просто играл.

Grindline: Да, в Гарлеме в те времена его закидывали яйцами.

Lemmy: Верно, они действительно делали это.

Перевод Stagger 03.01.03
www.stagger.nm.ru

  Оценить:

  Статьи, интервью



MF-B 1998-2017: при цитировании ссылка на сайт Das ist Motorhead обязательна.